It i: It is I или It is me? / It is I versus It is me

Содержание

It is I или It is me? / It is I versus It is me

Сделать выбор, между, казалось бы, такими простыми местоимениями, как I и me можно без труда. I используется в функции подлежащего, me – в функции дополнения. Однако ответ на вопрос Who is it? Обычно ставит людей в тупик. В этой статье мы попытались понять, какой же вариант правильный.

Согласно правилам грамматики, после глагола-связки, такой как is, употребляется личное местоимение, что подразумевает, что правильно говорить “It is I,” и “It was he who …”

Для справки: Глаголами-связками являются глаголы, не несущие описательного характера, а лишь указывающие на наличие чего-либо. Такими глаголами являются: is, was, were, appear и seem. После таких глаголов используются личные местоимения (I, she, he, they и we).

Примеры:

- Who asked John?
- It was he.

- Who told you about it?
- It was I.

- Who had the phone conversation?
- It must have been they.

- Who looks after him?
- It is we.

На первый взгляд все легко объяснимо, однако, возникает вопрос, почему 90 процентов людей считают такие ответы странными, а некоторые даже могут подумать, что человек шутит.

К сожалению, сегодня традиционное правило забыто, и возможно скоро нормой станет совсем другое. Например, Патрисия О’Конор в своей книге “Woe Is I” замечает, что практически все англоговорящее население говорит “It is me,” а правильное с точки зрения грамматики “It is I” вымирает (1). Большинство филологов полагают, что если вы не отвечаете на звонок из английского отделения Чикагского университета или судьи верховного суда, то можно употреблять то, что кажется правильным, т.е. “That's me”. Об этом говорит и Г. А Вейхман в своей книге «Новое в грамматике современного английского языка», посвященной явлениям, появляющимся и развивающимся в английском языке, но еще не оформленным в правила, т.е. существующим в речи, но не в учебниках: «Продолжается процесс вытеснения именительного падежа личных местоимений объектными. В современном языке It is I передает книжно-письменный стилистический оттенок, а It's me – разговорный. Разговорный стилистический оттенок, привносимый употреблением объектного падежа личных местоимений вместо именительного, усиливается при использовании относительного местоимения that вместо who.» и приводит следующие примеры:

разг. It was me that told the police.
книжн.-письм. It was I who told the police. (2)

То же самое правило необходимо использовать при выборе местоимения после слов than и as (“Rather you than me” или “Rather you than I”). Правильным с точки зрения английской грамматики будет выбрать I. С другой стороны, употребление me стало настолько распространенным, что большинство филологов допускают и его использование, т.е. “Rather you than me.”

Поэтому, самым лучшим в данном случае советом может быть следующее:
необходимо изучить правила грамматики языка, а потом, если вы решите нарушить их, вы сделаете это с уверенностью и с пониманием дела.

Для справки: Oxford Dictionary о личных местоимениях

Для тех, кто хочет узнать больше по данному вопросу, ниже приводим перевод статьи о личных местоимениях из Оксфордского словаря.

The correct use of personal pronouns is one of the most debated areas of English usage. I, we, they, he, and she are subjective personal pronouns, which means they are used as the subject of the sentence, often coming before the verb (she lives in Paris; we are leaving).

Me, us, them, him, and her, on the other hand, are objective personal pronouns, which means that they are used as the object of a verb or preposition (John hates me; his father left him; I did it for her). This explains why it is not correct to say John and me went to the shops: the personal pronoun is in subject position, so it must be I not me. Using the pronoun alone makes the incorrect use obvious: me went to the shops is clearly not acceptable. This analysis also explains why it is not correct to say he came with you and I: the personal pronoun is governed by a preposition (with) and is therefore objective, so it must be me not I. Again, a simple test for correctness is to use the pronoun alone: he came with I is clearly not acceptable. (See also usage at between .)Where a personal pronoun is used alone without the context of a verb or a preposition, however, the traditional analysis starts to break down. Traditionalists sometimes argue, for example, that she's younger than me and I've not been here as long as her are incorrect and that the correct forms are she's younger than I and I've not been here as long as she. This is based on the assumption that than and as are conjunctions and so the personal pronoun is still subjective even though there is no verb (in full form it would be she's younger than I am). Yet for most native speakers the supposed ‘correct’ form does not sound natural at all and is almost never used in speech. It would perhaps be more accurate to say that, in modern English, those personal pronouns listed above as being objective are used neutrally-i.e. they are used in all cases where the pronoun is not explicitly subjective. From this it follows that, despite the objections of prescriptive grammarians (whose arguments are based on Latin rather than English), it is standard accepted English to use any of the following: Who is it? It's me!; she's taller than him; I didn't do as well as her.

Употребление личных местоимений – один из наиболее спорных моментов современной грамматики.
I, we, they, he, и she являются субъектными местоимениями, т.е. они используются в роли подлежащего и отвечают на вопрос кто? что?
she lives in Paris
we are leaving

Me, us, them, him и her являются объектными местоимениями, т.е. они используются в роли дополнения и отвечают на вопросы

кого? чего? кому? чему? и др.
John hates me
his father left him
I did it for her

Таким образом, понятно, что следующее предложение неверно:
John and me went to the shops
Личное местоимение является подлежащим, поэтому верным будет использовать I:
John and I went to the shops
Для самопроверки можно убрать из предложения другие однородные члены:
me went to the shops – предложение однозначно неверно

Аналогично можно рассмотреть предложение с предлогом, которое также неверно:
he came with you and I
Личное местоимение используется с предлогом (with), а значит не может отвечать на вопрос кто? или что?, а следовательно должно использоваться объектное местоимение – me.
he came with you and me

Для самопроверки можно убрать из предложения другие однородные члены:
he came with I – предложение однозначно неверно

Однако спорные моменты появляются и в предложениях, где личное местоимение используется без однородных членов, без глагола или предлога.
Приверженцы классической грамматики считают, что неверно сказать
she's younger than me
I've not been here as long as her

Верными формами, на их взгляд, будут
she's younger than I
I've not been here as long as she.

Основанием для этого служит тот факт, что than и as являются не предлогами, а союзами, и поэтому личное местоимение в данном случае будет субъективным, даже несмотря на отсутствие глагола. Полная форма предложений звучит так:
she's younger than I am
I've not been here as long as she has been

Однако для большинства носителей такая «правильная» форма звучит неестественно и странно. Поэтому корректнее о современных нормах будет сказать, что в указанных случаях в современном английском языке нейтральным и всем понятным вариантом будет употребление личных местоимений как объектных, т.е. в случаях, когда личное местоимение не является субъективным явно и однозначно. Поэтому несмотря на протест со стороны классических грамматистов (которые основываются скорее на латинском, а не на английском), принято говорить : It's me! she's taller than him; I didn't do as well as her

Теги: it is i versus it is me | использование i и me | употребление i и me

my heart is so full of you (i barely call it mine) — фанфик по фэндому «Bangtan Boys (BTS)»

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей

Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке...

Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

«He, she, it»: ребенок и обман русского языка

Изучение ребенком английского языка после того, как он научился говорить на русском, предполагает ряд логичных и предсказуемых ошибок: малыш применяет к английскому языку «русские» правила. Одной из классических и наиболее сложно «вытравливаемых» ошибок является путаница с местоимениями «he, she, it». Ребенок, а нередко и поверхностно подготовленный взрослый, используют эти местоимения по тому же принципу, что и в русском языке. «This

bird is red. She is very pretty» (Вместо «It is very pretty»). Чтобы разобраться, в чем именно состоит ошибка, каковы ее причины и как надежно от нее избавиться, нужно для начала обратиться к самим различиям английского и русского языков.

Суть этих различий заключается в том, как именно носителями этих языков понимается, что именно обозначают слова «он/he» и «она/she».

Бывают ли у апельсинов жены?

Для англичан эти местоимения мыслимы только тогда, когда речь идет о том, какого пола человек или другое живое существо. «He» – это мужчина, мальчик, кот и т. п. «She» – это женщина, девочка, кошка и т. д. А вот диван или грушу невозможно назвать ни «he», ни «she», так как ни у дивана, ни у груши попросту нет пола. В таких случаях существительное может быть заменено только словом «it» – «что-то без пола; что-то непонятного, никакого, нейтрального пола; что-то, пол чего невозможно определить». «He» или «she» диван и груша могут быть только в мультфильме, в сказке или в произведении другого жанра, где вещи оживают и сюжетом предполагается их половая принадлежность. Например, в мультфильме про семью груш о груше-папе будут говорить «he», а о груше-маме – «she». Груша-дочка может сказать: «I saw my daddy. He was happy». То есть в принципе язык такому употреблению местоимений совершенно не сопротивляется. Был бы известен пол существа, а местоимение для него всегда найдется.

То же касается и животных. Пол хорошо знакомых соседских собак известен, значит, про одну можно говорить «she», а про другую – «he»:

  • «I love Bootsie! She is so cute!» (Я обожаю Бутси. Он такая хорошенькая!»)
  • «Poor Tulip! He is too tired of jumping!» (Бедный Тьюлип! Он так устал прыгать!).

 

А вот пол незнакомой кошки, которую мы увидели на улице, неизвестен, поэтому ни «he», ни «she» говорить неуместно – только «it». Конечно, иногда животное настолько выразительно, в нем настолько видна «мужская» или «женская» натура, что почти с полной уверенностью можно предположить его пол и сказать «he» или «she». Выбрав одно из этих слов, вы укажете, что считаете животное «котом» или «кошкой».

Правда, с выбором местоимения «it» по отношению к животному не все однозначно. Англичане могут говорить «it» не только тогда, когда пол животного им неизвестен, но и по традиции: «I have a puppy. It is so funny!». Если нужно сказать про собаку вообще, про любую собаку, англичанин тоже выберет местоимение «it». Например, в ветеринарном справочнике будет написано: «If your dog is trembling, take it to the vet» (Если ваша собака дрожит, покажите ее ветеринару»).

Вещи в бытовом английском языке в подавляющем большинстве удостаиваются только местоимения «it». Однако, как многие знают, это часто не касается машин и кораблей. Эти виды транспорта англичане традиционно связывают с женским родом и говорят о них как о «she».

В русском языке местоимения тоже часто соотносимы с полом живого существа, однако точно так же часто мы говорим о ком-то или о чем-то «он», «она» или «оно» совершенно условно. Например, сколько ни всматривайся в апельсин, грушу и яблоко, невозможно понять, почему апельсин для нас – «он», груша – «она», а яблоко почему-то –«оно». То же с животными и птицами. Нам представляется, что мир синичек – исключительно «женский», а мир снегирей – «мужской». Как часто говорил своим студентам известный лингвист Николай Николаевич Холодов, «Мы всё понимаем. Но все равно нам кажется, что все окуни – это исключительно джентльмены, а все щуки – исключительно дамы». И почти каждый рыбак подтвердит это ощущение.

Действительно, как бы мы ни понимали условность такого «полового» отнесения, язык диктует нам образ вещи или животного, и, видя бабочку, мы не можем избавиться от ощущения, что это «она». Или, скажем, нам стоит усилий представить, что «кукует» в лесу самец кукушки, то есть «он», а самочек мы чаще всего вообще не слышим. Язык, в котором слово «кукушка» женского рода, будет заставлять нас представлять, что «кукует» именно «она», кукушка. Знание о мире и «диктат» языка будут входить в противоречия, и неизвестно, кто победит.

То же касается и вещей. Носители русского языка, даже не задумываясь над этим, воспринимают вещь «сквозь» грамматический род слова. Так, книга (книга вообще) представляется многим как ненавязчивый «женский» источник знаний, а словарь – как авторитарный «мужской». И дело, видимо, не только в специфичном «диктаторском» жанре словаря: мужской род слова «словарь» «принуждает» многих «идти на поводу» своих ассоциаций, добавляя и самому словарю часто незаслуженной авторитетности.

Носитель современного английского языка всего этого практически лишен. Язык почти не подсказывает ему никаких «гендерных» (родовых) ассоциаций.

Причем так было не всегда. В древнеанглийском языке имена существительные, как и в современном русском языке, могли быть мужского, женского или «нейтрального» рода. Например, nama (name, имя) – было существительным мужского рода, tunge (tongue, язык) – женского, а hors (horse, лошадь) – среднего. Любопытно, кстати, что слово scip (ship, корабль) было среднего рода, а не женского, как, казалось, можно было бы ожидать... «Приписывание» слову «мужских» или «женских» качеств зачастую было парадоксальным. Например, слово wif (женщина) было среднего рода, а слово wifman (женщина) – мужского. Причины «наделения» слова – а значит, и понятия – женским, мужским или «нейтральным» обликом чрезвычайно интересны, раскрытие «истории» любого существительного в этом смысле может многое рассказать о нациях и культурах, однако, к сожалению, этот разговор лежит за рамками этой небольшой статьи.

В современном английском языке имена существительные не имеют рода. Нельзя сказать, что слово «daughter» – женского рода, можно лишь сказать, что это существительное можно соотнести с местоимением «she» (то есть в разговоре это слово можно заменить «женским» местоимением). Рода же как такового ни это, ни любое другое существительное английского языка не имеет.

В русском языке имя существительное «выдает» свой род не столько и не только своим внешним обликом (окончанием), сколько требованием изменять по родам имена прилагательные. Например, два человека могут разговаривать про тюль, но один из них скажет: «Какая у вас красивая тюль», а другой ответит: «Да, ничего. Только очень плотный». Выбранная форма прилагательного ясно покажет, что в представлениях первого говорящего слово «тюль» – женского рода, а в представлениях второго – мужского. Употребляя прилагательные рядом с существительными, мы должны знать, какого рода существительное, и соответствующим образом изменить прилагательное.

Для современного английского все это не актуально. У существительных нет рода, поэтому и прилагательным не приходится «подстраиваться» под них, изменяться по родам.

Правда, английские прилагательные пошли еще дальше. Они не изменяются даже по числам, предпочитая «взваливать» все грамматические смыслы на существительное.

В древнеанглийском языке, когда за каждым существительным был «закреплен» определенный род, имена прилагательные, так же, как в современном русском языке, изменялись по родам.

Проблемы малышей

Итак, кажется, что малышу легко освоиться со всем, что касается английского «рода», – по той простой причине, что его, рода, почти и нет. Есть местоимения «he», «she», «it», а вот все существительные одинаковые, и прилагательные по родам изменять не нужно. Достаточно лишь знать, что, когда мы говорим о существе женского пола, нужно употреблять местоимение «she», а когда о существе мужского пола – местоимение «he».

Но вот… «it»? Про кого или чего можно говорить «it»? Про существа «среднего» пола? Это про какие?

И русский язык лукаво «подсказывает» ребенку ответ: конечно же, про такие, которые в родном языке названы существительными среднего рода…

Например, «window». «Окно» – это «оно». Значит, «window» – it. Выдавая «конечный» ответ, ребенок случайно оказывается прав и получает от взрослого подтверждение своей правоты. Теперь «стол». Стол – это «он» – «he». Нет? Все равно «it»??? Но почему?

Уже с этого момента начинается детское недоумение и лавина ошибок, спровоцированная непониманием и «наложением» на английский язык устойчивых представлений о русском языке. Ребенок не просто применяет законы русского языка, он смотрит на мир «русскими» глазами. Ведь «слон» – это, конечно, «он». А мышка – это, конечно, «она». Да ведь и мы, когда представляем себе «mouse», все-таки склонны представлять именно «ее». И нам сложно представить, что англичанин вообще не связывает мышь ни с каким полом.

Из-за того, что малыши и «заброшенные» взрослые накладывают на английский язык русскую грамматическую матрицу, их английский язык подчиняется характерному закону: многие существительные стойко соотносятся с определенным родом, и этот род продиктован родом русского слова. «I see a house. His roof is brown». (Причем часть слов может не подчиняться этому правилу. Обычно это те слова, которые «набили оскомину» на занятиях и с ними стало стойко ассоциироваться местоимение «it».)

Понятно, что такой закон предполагает постоянные «лишние» употребления мужских и женских местоимений вместо «нейтрального» «it».

«An ant is an insect. He is very little».

Местоимению «it» отводится весьма скромная по английским меркам роль. Вместо того чтобы заменять неодушевленные существительные и названия живых существ, оно появляется только тогда, когда русское слово-перевод – среднего рода. «I like this apple. It is tasty».

Много занимающийся английским языком ребенок постепенно приучается думать о вещах и предметах как об «it», приглядываясь к языку и наталкиваясь на свои ошибки. Без своевременной помощи это происходит очень медленно и неуверенно. Часто новое слово сопротивляется этому правилу, так как русское слово-перевод «не отпускает» свой род. Иногда в английском языке внимательного русского ребенка формируется четкое правило: слова, обозначающие неодушевленные предметы, соотносятся с местоимением «it» (все, что неживое, – «it»).

Но при этом названия живых существ это правило не затрагивает. И ребенок действительно не в состоянии понять, почему «a cow» – это не «she». Ведь корова – это она! И ребенок, и подросток могут долго ходить по заколдованному кругу, не понимая, в чем суть ошибки. Правило ускользает, в речи и в переводах остается большой процент предсказуемых ошибок.

Путь помощи

Отвлечь от русской грамматической матрицы и ребенка, и взрослого действительно очень сложно. А отвлечь совсем, наверное, вообще невозможно. Поэтому очень важно «предъявить» английское видение «родов» максимально точно и как можно раньше, пока русские «рода» не проникли в английский язык обучающегося и не закрепились за многими существительными, пока не начал формироваться тот самый закон, о котором говорилось выше.

Между тем сформировать нужное представление – или хотя бы дать нужный ориентир, на который можно легко опираться, – очень просто.

При объяснении правила употребления местоимений «he, she, it» ребенку (да и взрослому) важно сначала показать, как лукавит язык и заставляет нас ошибаться, представляя вещь или живое существо. Нужно заставить ребенка задуматься над родным языком, или, как говорят лингвисты, спровоцировать языковую рефлексию.

  • – Вот ты идешь в садик. На улице много людей. Про кого ты скажешь «она», а про кого – «он»?
  • – Про женщину/тетеньку/девочку – «она», а про мужчину/дяденьку/мальчика – «он».
  • – Ага. А вон, смотри, летит ворона. Это он или она?
  • – Она.
  • – Откуда ты знаешь? Может, это ворона-сын?
  • – Но ведь это воронА! Она!
  • – Что же, значит, все вороны – женщины/тетеньки/мамы? Почему это когда мы видим ворону, сразу говорим: «она»?

Или:

  • – Смотри, вон сидит комар. Это он или она?
  • – Не знаю.
  • – А как ты скажешь про цвет комара?
  • – Он серый.
  • – А почему «он»? Ты же не знаешь, он это или она.

И далее:

  • – Вот у тебя заколка. Заколка – она. А разве бывает заколка – он? А вот карандаш. Карандаш – это она или она?
  • – Он.
  • – А как мы вообще это определяем? Когда мы идем по улице, нам просто отличить, где женщина, а где мужчина. А почему ручка – это «она», а карандаш – «он».

Дети обычно очень быстро включаются в эти языковые созерцания, и немудрено, ведь на самом деле эти вопросы для них гораздо мучительнее, чем для взрослых, которые давно приняли языковую условность. А может быть, ваш малыш уже неоднократно приставал к вам с расспросами и лингвистическими сентенциями:

  • – А почему лампочка – она? Она что – тетя?
  • – У меня пижама, а у Никиты пижам. Потому что он мальчик. У мальчика пижам.
  • (Про ботинки:) Ты чего, какой это ботинок? Это туфля. Я ж девочка…
  • – А утка – это жена гуся?
  • – Я положу ключ на трюму. (Сопротивление абстракции – среднему роду.)
  • – Окно – кто. Ванная – кта. А зонт? Кт?

 

Скорее всего, дети закидают вас своими наблюдениями, и вы узнаете, что ваш ребенок уже давно и не раз задумывался над этим.

Неважно, по какому сценарию пойдет диалог. Нужно просто разговорить ребенка и удостовериться, что языковая условность действительно вызывает его недоумение и попытки ее осмыслить. Важно дать ребенку выговориться или наслушаться от вас примеров таких странностей нашего языка. Тогда, когда тема начнет себя исчерпывать, сказать, например:

  • – А знаешь, англичане вообще об этом не задумываются. У них все по-другому.
  • – Как?
  • – А у них все проще.
  • – Как?
  • – Да у них есть «он», «она» и «непонятно кто». «He», «she», «it». «Он», «она» и «непонятно кто». «He», «she», «it».
  • – «He», «she», «it».

 

Ребенок хорошо запомнит информацию и получит инструмент именно в том случае, если это прозвучит как формула: «He», «she», «it». «Он», «она», «непонятно кто». При всей условности этой формулы она будет долго приходить ребенку на помощь и руководить выбором местоимений.

Начинать отрабатывать эту формулу лучше вообще в отрыве от английских слов. Во-первых, за каждым английским словом будет «тень» русского слова-перевода, диктующего свой род. Представление о каждой вещи слишком конкретно, чтобы взять его за скобки. А во-вторых, важно, чтобы ребенок научился принципиально новому для него взгляду на предметы и существа. Этот взгляд должен стать естественным, не смущать ребенка и не заставлять его решать головоломки.

  • – Давай ты будешь англичанином. И ты будешь выбирать, что нужно говорить: «He», «she» или «it».

Конечно, начинать нужно с совершенно очевидного. Логика упражнения должна быть подчинена сначала отработке выбора между «he» и «she», а затем противопоставлению местоимений «he и she» местоимению «it». Сначала выбор должен быть очевиден, ошибки максимально исключены.

  • – Мальчик.
  • – He.
  • – Твоя подружка Наташа.
  • – She.
  • – Дядя Валера.
  • – He.
  • – Костик.
  • – He.

Если ребенок надолго задумывается или часто ошибается, значит, он либо не понял задания, либо формула еще не звучит для него со всей очевидностью. Еще раз с самого начала ничего объяснять не нужно, достаточно самой формулы – она в конце концов «пробьет себе дорогу». После того, как вы озвучили слово-задание и малыш задумался, повторяйте формулу как подсказку:

  • – Бабуля. …«He», «she», «it». «Он», «она», «непонятно кто».
  • – She.

Если ребенок делает ошибку, снова повторите слово-задание и формулу. Ребенок должен понять принцип и запомнить сами слова.

Как только вы увидите, что ребенок «схватил» принцип (а это чаще всего происходит очень быстро), переходите к третьему местоимению – «it»: «Наша соседка… кот Борис… А вот теперь думай! Зяблик, которого мы видели на даче».

Ничего удивительного, что ребенок может попасться в ловушку родного языка и сказать местоимение мужского рода. Возможно, он даже поймет, что «попадается», и «от противного» скажет «she». В этом случае нужно вернуть ребенка к созерцанию языка, к языковой рефлексии: «А ты разбираешься, кто из зябликов «он», а кто – «она»? Я вот не разбираюсь: то ли он, то ли она. Как ты узнал? Разве тебе было понятно, кто это?»

Формула, произносимая, как заклинание, пока ребенок задумывается, не будет лишней. Постепенно ее можно сократить только до «he, she, it». Если такие подсказки будут излишними, ребенок сам вас остановит: «Я сам!»

Английские слова в такой игре совершенно избыточны. Если ребенок начал изучать язык недавно и вне языковой среды, английские слова еще очень тесно «прилеплены» к русским аналогам, и «слышать» ребенок будет не английское слово, а русское и все равно опираться на него. Если обучение продолжается уже долго, но ребенок не владеет правилом, каждое английское слово уже обзавелось своим «родом», естественно, позаимствовав его у русского аналога. Вашему ученику будет мешать привычка, на искоренение которой вы и направляете все усилия.

Английские слова будут мешать ребенку абстрагироваться от слова и обращаться к понятию, будут мешать «не верить своим ушам», «не верить родному языку». Кстати, если ребенок часто ошибается и вы видите, что его сбивает именно русский язык (то есть ребенок, делая выбор между местоимениями, идет вслед за родом русского имени существительного), так и говорите ему: «Тебя обманывает русский язык…», «Не верь русскому слову, ты англичанин, не верь русскому слову». И снова повторяйте формулу.

Давая ребенку задания, доходите до более «заковыристых»:

  • – Слоненок, которого мы хорошо знаем и каждую неделю ходим навещать.

«Схватив» правило, дети часто начинают рассуждать:

  • – Ну, не знаю, не знаю. Навещать-то мы его, конечно, может, и навещаем, а может, мы и не знаем, мальчик он или девочка… Ведь тогда «it»!

Конечно, этого вполне достаточно. Ребенок усвоил принцип и запомнил сами местоимения.

Дети осваиваются с такими правилами игры довольно быстро и очень любят лингвистические рассуждения по поводу каждого нового и интересного для них задания.

  • – Представь, ты на улице встретила знакомую, у которой в коляске лежит ребеночек, но очень-очень маленький. Весь закутанный, в морщинках и спит. И как его зовут, ты не знаешь. Ты вообще не знала, что он родился.
  • – … А ведь определить, мальчик это или девочка, можно и по цвету одеялка. Какого цвета одеялко?
  • – Белого.
  • – Хм. А колясочка?
  • – Зеленого.
  • – Хм… Ну, тогда только «it».

Обратите внимание, ребенок не отвлекается, не заговаривает вас, он рассуждает и проигрывает ситуации, устанавливает ориентиры, осваивает принцип. Не стоит перебивать его.

И сейчас совершенно не имеет значения, что «it» по отношению к новорожденному англичане и американцы могут употреблять просто по традиции, даже зная пол ребенка. Точно так же, как мы, уложив спать девочку, можем попросить: «Не шумите, пожалуйста, у меня только что уснул ребенок». С традициями ваш ученик обязательно справится потом. «Первым слоем» усваивается общее правило, и только за ним – исключения и традиционные случаи, не укладывающиеся ни в какую логику, и т. д.

После того, как малыш будет решать ваши задания без ошибок, можно осторожно переходить к английским словам, однако к этой игре – с русскими словами – нужно возвращаться и возвращаться. Ребенок должен освежать этот конструированный «английский» взгляд. Тень родного языка еще долго и настойчиво будет преследовать «he, she, it», ребенок будет продолжать делать ошибки, но эти ошибки будут легко осознаваться им, он будет хорошо понимать, какому общему закону должен подчиняться выбор местоимений.

Кстати, наблюдая над языком, дети часто чувствуют емкость и незаменимость именно английских слов, чувствуют их специфичность. Так, одна девочка через некоторое время после знакомства с английскими местоимениями с возмущением рассказывала: «Мы поедем на море, и мама хочет отдать Симу (кошку) соседям. Как будто Сима нам не Сима, а какой-то it». Видимо, девочка почувствовала и дистанцированность, с которой англичанин говорит о незнакомом животном, называя его «it», и стилистический потенциал английского слова.

12345

Проголосовало 1 чел.

Арктический совет - “I think it is important for research to have meaningful impact “

During your fellowship you will work on implementing the Coastal Biodiversity Monitoring Plan developed by CAFFs Circumpolar Biodiversity Monitoring Programme. What does this entail?

Unfortunately, the Covid-19 pandemic delayed the start of my fellowship. I was supposed to have an in-person meeting with CAFF’s Coastal Steering Group in early May, during which we were going to decide what product I would develop as part of the fellowship. We were able to discuss some of it online, but we had limited time and spent most of the meeting discussing the Coastal Biodiversity Monitoring Plan. However, we were talking about my product bringing together scientific, traditional, and local knowledge, through a co-production of knowledge approach, which is one of the focus areas of the Coastal Steering Group. I come from a science background with some experience with monitoring. So now, I’m really looking forward to developing something in collaboration with people living in the region, who have direct experience with the topic at hand.

What are some challenges you expect to encounter along the way?

Some of the challenges that I expect to face are related to the science-policy interface, which is quite different from my previous work in university environments. I want to understand what aspects of my research may be important to policy makers; how we can influence policy making and, in turn, how policy makers influence what we are working on. It will be a challenge to learn to speak the language used at this interface, and to assimilate into a group that has been working with science and policy for years. But, it’s a challenge that I’m looking forward to because I think it is important for research to have meaningful impact.

Another area that I am learning more about is that of co-production of knowledge – what it means and how it is implemented. It will definitely not be a straight forward process to develop a product that contains elements of co-production of knowledge, to identify people with the appropriate knowledge, and to jointly produce knowledge that we can present to the Arctic Council and the Coastal Steering Group.

What made you apply for the CAFF-IASC fellowship?

Science is important because it provides new knowledge – even if we don’t always know immediately what it is useful for. However, it is just as important to be able to produce knowledge that has an immediate societal benefit. So, my main ambition when I applied for the fellowship was to learn about the science-policy interface, in order to play a more active role and to produce science that is immediately useful. I think the fellowship is a great opportunity for early career scientists to understand the system and mechanisms behind the science-policy interface.

What do you hope to be the main outcome from your fellowship?

I hope to get more experience with the science-policy interface and to learn about processes that the Coastal Steering Group has been using, especially related to the application of co-producing knowledge. I am interested to work with people who have direct experience, who bring in different viewpoints, and to produce knowledge that will be useful to guide sustainable use and development of the Arctic.

разница между конструкциями, правила употребления

Такой, на первый взгляд, незначительный знак пунктуации, как апостроф может существенно влиять не только на перевод того или иного слова, но и смысл всего предложения в целом. Именно поэтому конструкции it its it’s нередко вызывают недоумение у тех, кто изучает английский язык, и служат причиной ошибок, поскольку неправильно поставленный апостроф – неизбежная ошибка. Для того раз и навсегда понять, чем отличается its от it’s, рекомендуется ознакомиться с несложными, но важными правилами, определяющими написание и использование каждой из этих структур.

Притяжательный падеж  (its)

Одно из грамматических правил, которое вступает в силу в данном случае и определяет, в чем различие its и it’s – притяжательный падеж. Местоимение it относится к категории личных, а, становясь притяжательным, приобретает формы its, то есть как и многие другие possessive pronouns. Например:

·      Do you like this house? I think its roof is too dirty – Тебе нравится этот дом? Мне кажется, его (дома) крыша слишком грязная
·      Look at this butterfly, its wings are amazing! – Посмотри на эту бабочку, ее (бабочки) крылья удивительные!

Соответственно, для различия двух конструкций its или it’s правило Possessive Case является одним из самых важных факторов и определяет отсутствие апострофа у структуры.

Сокращенная форма (it’s)

Отличие между its and it’s характеризуется не только притяжательным падежом. В той конструкции, где апостроф отсутствует, все вполне логично. Но в случае it’s все еще проще.

Разговорная, а иногда и литературная речь очень часто допускает сокращения. Безусловно, из всех трех структур – it’s its и it – сокращением является первая, с апострофом. В обычных ситуациях под этой формой подразумевается безличная конструкция it is, а в разговорной форме таким образом также допускается сокращать it has. Соответственно, разница its or it’s весьма очевидна. Можно привести несколько примеров на основе пары its it’s и наглядно показать, чем отличаются эти формы:

·      It’s my tool, look, its number is written on the top – Это мой инструмент, посмотри, вверху написан его номер
·      I’m afraid of this animal, it’s got (has got) many sharp claws – Я боюсь этого животного, у него много острых когтей
·      It’s the first when I’ve seen this tree. Its roots are huge – Это первый раз, когда я увидел это дерево. Его корни огромны


Как видно из примеров, понять, нужно ли употреблять its или it’s несложно. Объяснением являются стандартные грамматические правила, которые нужно учитывать для того, чтобы не допустить ошибку и правильно употребить соответствующую форму среди конструкций it its it’s.

Инновации в условиях кризиса: почему они важны как никогда

Джон Ф. Кеннеди однажды заметил , что слово «кризис» в китайском языке состоит из двух иероглифов: один символизирует опасность, а другой возможность. Возможно, он не был полностью прав в отношении лингвистики, но мнение вполне верно: кризис представляет собой выбор. Это особенно актуально сегодня.

Пандемия COVID-19 перевернула почти все аспекты жизни, от личных (как люди живут и работают) до профессиональных (как компании взаимодействуют со своими клиентами, как клиенты выбирают и покупают продукты и услуги, как цепочки поставок доставляют их) .В нашем недавнем опросе более 200 организаций в разных отраслях более 90 процентов руководителей заявили, что ожидают, что последствия COVID-19 коренным образом изменят их методы ведения бизнеса в течение следующих пяти лет, при этом почти столько же утверждают, что кризис повлечет за собой негативные последствия. оказывают длительное влияние на потребности своих клиентов (Приложение 1).

Приложение 1

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Однако более трех четвертей также согласились с тем, что кризис создаст значительные новые возможности для роста, хотя это значительно варьируется в зависимости от отрасли (Иллюстрация 2).

Приложение 2

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Конечно, увидеть возможности, возникающие в результате этого кризиса, - это не то же самое, что уметь ими воспользоваться. Менее 30 процентов этих руководителей уверены, что они готовы к предстоящим изменениям. Сфера, в которой они чувствуют себя наиболее проблемными, - это создание новых возможностей для роста (Иллюстрация 3).

Приложение 3

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Как реагируют руководители? Как и следовало ожидать, они в основном сосредоточены на поддержании непрерывности бизнеса, особенно в своей сфере. Руководители должны взвесить сокращение расходов, повышение производительности и принятие мер безопасности против поддержки роста, основанного на инновациях. Неудивительно, что инвестиции в инновации страдают. Руководители, участвовавшие в нашем опросе, твердо верят, что они вернутся к инициативам, связанным с инновациями, когда мир стабилизируется, основной бизнес станет безопасным и путь вперед станет более ясным.Однако только четверть сообщила, что сохранение новых темпов роста было сегодня высшим приоритетом (первого или второго порядка) по сравнению с примерно 60 процентами до наступления кризиса (Иллюстрация 4).

Приложение 4

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Это снижение внимания к инновациям очевидно во всех исследуемых нами отраслях; единственное исключение - фармацевтика и медицинская продукция, где мы видим почти 30-процентное увеличение непосредственного внимания к инновациям (Иллюстрация 5).

Приложение 5

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Перед лидерами стоит важный выбор в отношении поддержки роста за счет инноваций в краткосрочной перспективе, который может иметь долгосрочные последствия для способности их компаний расти в ближайшие годы.Наше исследование показывает, что в настоящий момент перестраховочная игра может быть недальновидным решением.

Аргументы в пользу инноваций

Наш опрос и последующие интервью с бизнес-лидерами говорят нам, что многие компании отдают приоритет инновациям, чтобы сосредоточиться на четырех вещах: укреплении своего основного бизнеса, использовании известных возможностей, экономии денежных средств и минимизации рисков и ожидании, пока «не появится больше ясности». Однако мы считаем, что, особенно во время кризиса, необходимо принять более срочные меры:

  • адаптация ядра к меняющимся потребностям клиентов
  • определение и быстрое рассмотрение новых возможностей, создаваемых меняющимся ландшафтом
  • переоценка портфеля инновационных инициатив и обеспечение надлежащего распределения ресурсов
  • закладывает фундамент для посткризисного роста, чтобы оставаться конкурентоспособными в период восстановления

Многие предприятия просто не могут работать так, как раньше.То, что сделало компанию исторически успешной, может оказаться невозможным во время или после кризиса. Клиентам может быть сложно заплатить. Каналы могли радикально измениться, чтобы приспособиться к новым потребностям или обойти новые ограничения. Стабильный регуляторный контекст мог измениться, потенциально создавая возможности, которых раньше не было. Допущения, которые поддерживали годы стабильного предсказуемого роста, могут больше не соответствовать действительности.

Конкурентные преимущества динамично меняются по мере того, как бизнес-модели адаптируются к новым рыночным реалиям, а основные возможности, которые делали организацию отличительной, могут внезапно стать менее дифференцированными.В то время как рост цифровых технологий оказывает аналогичное давление на протяжении более десяти лет, нынешний кризис значительно усугубил и усилил его разрушительную силу. Внезапные повороты, наблюдаемые во время пандемии COVID-19, включают:

  • Изменения в продаваемых моделях. Фирмы со значительными полевыми силами больше не могут полагаться на личное общение, чтобы превзойти конкуренцию. Согласно опросу McKinsey B2B Decision-Maker Pulse, 96 процентов предприятий изменили свою модель выхода на рынок с момента пандемии, при этом подавляющее большинство обратилось к различным формам цифрового взаимодействия с клиентами.Охват продаж был полностью пересмотрен, поскольку компании обнаруживают, что виртуальные технологии позволяют им делать то, что раньше было практически невозможно, например, собирать «идеальную команду» экспертов для каждого шага продаж. В этой сфере цифровых продаж более мелкие фирмы часто могут «соответствовать» даже своим крупнейшим конкурентам.
  • Потребность в новых предложениях. Дистрибьюторы продуктов питания, которые традиционно снабжали рестораны, создают цифровые каналы прямого обращения к потребителю, поскольку кризис снизил продажи их основных ресторанов.Точно так же индустрия развлечений генерирует новый контент (например, спортивные ретроспективы), чтобы заполнить пустоту в программировании, образовавшуюся из-за дисквалификации в спортивных лигах. Даже музеи создают и транслируют цифровой контент, чтобы люди могли наслаждаться их предложениями, не выходя из дома (например, задача Гетти «Жизнь, имитирующая искусство»).
  • Быстрые изменения в поведении клиентов. В течение многих лет провайдеры видеоконференцсвязи стабильно росли, ориентируясь на корпоративных клиентов.Этот рынок обычно требовал дорогостоящих развертываний, часто включающих физическую установку специализированного оборудования и обучение для обеспечения высококачественных соединений. Теперь Zoom, с его простой настройкой и почти вирусной связью, стал «Kleenex» в мире видеоконференцсвязи. Практически в мгновение ока мир привык к «масштабированию» для множества целей, включая искусство, религию, фитнес и социальные связи с коллегами, друзьями и семьей.
  • Приток конкурентов из разных отраслей. Производители медицинского оборудования, которые исторически имели узкий круг конкурентов и были изолированы сложным и высокотехнологичным процессом утверждения регулирующими органами, сталкиваются с конкуренцией со стороны ранее невообразимых новичков, таких как производители бытовой техники и автомобилестроения, поскольку правила смягчаются для удовлетворения критических потребностей. Кто мог предсказать быстрое одобрение и успех GM и Dyson как производителей аппаратов ИВЛ?

Компании могут получить долгосрочные преимущества, понимая такие сдвиги и возможности, которые они предоставляют.Во время прошлых кризисов компании, инвестировавшие в инновации, обеспечивали превосходный рост и производительность в посткризисный период. Например, организации, которые сохранили свою ориентацию на инновации во время финансового кризиса 2009 года, стали сильнее, превзойдя среднерыночные показатели более чем на 30 процентов и продолжая обеспечивать ускоренный рост в течение последующих трех-пяти лет (Иллюстрация 6).

Приложение 6

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Кризисы, особенно тот, который мы переживаем сейчас, приводят к значительным финансовым и человеческим жертвам, обесценивая активы и человеческий капитал и вызывая серьезные социальные и экономические потрясения. Однако многие из этих движущих сил являются составляющими разрушения, из которого возникают новые бизнес-модели. Например, экономика совместного использования возникла из финансового кризиса 2009 года, когда технологии позволили создать рынки для недоиспользуемых активов точно так же, как люди искали столь необходимые новые источники дохода, застигнув неподготовленных операторов.Эпидемия атипичной пневмонии, разорившая Азию в 2002 году и заставившая ее граждан найти убежище на месте, стала стимулом для роста и широкого распространения электронной коммерции в этом регионе, что сделало Китай эпицентром инноваций в области социальной коммерции. Недавнее сосредоточение внимания на кризисе, связанном с изменением климата, привело к значительному росту производства солнечного оборудования и электромобилей, а также к инновациям в области более «экологически чистых» продуктов питания, таких как заменители мяса на растительной основе.

Каким образом компании, которые верят в необходимость инноваций, должны сделать поворот, чтобы добиться этого сегодня? Ниже приведены наши рекомендации по подходам к выходу из этого кризиса, которые могут значительно повысить ценность роста, основанного на инновациях.

Рецепт стать лидером инноваций

В предыдущем исследовании мы представили восемь основ инноваций - важнейшие практики, которые оказывают наибольшее влияние на успех инноваций. Впоследствии мы показали, что освоение восьми основных принципов ведет к значительно более высокой производительности, а организации, которые преуспели в большинстве из этих практик, приносят в 2,4 раза более высокую экономическую прибыль. Освоение этих основ инноваций становится еще более важным сейчас, поскольку компании готовятся вернуться к росту после выхода из кризиса.Непосредственная задача - побудить команды сосредоточить внимание, скорость и гибкость для создания новых источников ценности. Кризисы подобны адреналину к инновациям: препятствия, на преодоление которых раньше уходили годы, улетучиваются в считанные дни. Укоренившиеся ортодоксальные взгляды на то, «как все делается», почти мгновенно заменяются «новым способом, которым мы занимаемся».

Чтобы выйти в лидеры из этого кризиса, компании могут положиться на восемь принципов инноваций как на формулу и дорожную карту успеха.Хотя все восемь основных элементов имеют значение, наши более ранние исследования показали, что во времена широкой экономической стабильности два из них - Aspire и Choose - наиболее важны для оказания немедленного огромного воздействия. Однако во время кризиса мы замечаем, что другие важные вещи приобретают большее значение, предлагая другой порядок действий (Иллюстрация 7). Мы рекомендуем отдавать приоритет Discover, Evolve, и Choose ; эти три направления помогут организации при необходимости переориентировать ее фокус.Затем руководители могут обратиться к Aspire , чтобы сбросить свою направляющую «Полярную звезду», Accelerate и Scale , чтобы инвестировать на нужных уровнях и скорости с учетом потенциальных изменений на конечных рынках, Extend для развития новых типов экосистем и, наконец, Мобилизуйте , чтобы задействовать соответствующие таланты и стимулы для активации инновационных планов.

Приложение 7

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Откройте для себя. Рыночный контекст во время кризиса динамичен, и нет уверенности в том, что будет определять мир, когда ситуация стабилизируется. Эффективный подход к анализу ландшафта такого типа требует способности Обнаружить . Для компаний критически важно чрезмерно инвестировать в то, чтобы заново открыть для себя то, что сейчас важно для клиентов, и понять, какое влияние эти меняющиеся потребности окажут на их бизнес.Как однажды заметил Генри Форд: «Если бы я спросил людей, чего они хотят, они бы сказали« более быстрые лошади »».

Кризисы, как правило, меняют структуру расходов, что, в свою очередь, меняет привлекательность конечного рынка. Например, многим компаниям, ориентированным на потребителей, теперь приходится бороться с вероятностью того, что обычная розничная торговля никогда не вернется в свои дни славы, поскольку многие магазины становятся мини-центрами распространения электронной коммерции. Если раньше рынок коммерческой недвижимости ставил надбавку к верхним этажам офисных зданий, то опасения по поводу тесноты в лифтах и ​​плотных рабочих мест теперь могут перевернуть эти оценки с ног на голову.

Сбор и обобщение рыночной информации не должны быть разрозненной задачей, поручаемой специальной функции или агентству. Целые организации, от продаж и обслуживания клиентов до маркетинга и операций, могут быть задействованы для отслеживания изменений и интерпретации их воздействия. Каждая точка взаимодействия с клиентом - это новая возможность учиться. Возможность быстро синтезировать множество сигналов, поступающих в организацию, распознавать новые модели поведения клиентов и быстро принимать меры может дать компаниям фору в гонке за инновациями.

Организация этой информации таким образом, чтобы ее можно было быстро преобразовать в новые продукты, услуги, клиентский опыт и бизнес-модели, имеет решающее значение. Во-первых, это означает возможность четко определять важные проблемы, которые нужно решать клиентам, и расставлять приоритеты. Чтобы определить ценную проблему, компаниям необходимо четко определить «кто» (конкретное описание клиента), разработать основанное на фактах понимание острой проблемы, с которой сталкивается этот клиент, и указать результат, которого они надеются достичь, решив ее.Это строгое определение помогает отделить нечеткие и бесполезные вопросы от явных потребностей клиентов, решение которых может быть точно оценено.

Компании могут дополнительно расставить приоритеты среди различных важных проблем для решения, используя уравнение, которое учитывает размер потенциального рынка, ценность, которую клиенты придают решению, и относительное удовлетворение альтернатив предлагаемому решению (Иллюстрация 8). После того, как предприятия определили наиболее важные и актуальные проблемы, которые необходимо решить, они могут использовать подходы к генерации концепций, чтобы прийти к сотням идей в течение дня (см. Врезку «Инструменты для создания концепций.»). Затем руководители могут использовать быстрые форматы, такие как панели презентаций, для дальнейшего определения приоритетов и уточнения концепций. Как советовал американский химик Линус Полинг: «Чтобы получить хорошие идеи, нужно получить много идей и выбросить плохие».

Приложение 8

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: McKinsey_Website_Accessibility @ mckinsey.ком

Evolve. Сегодня бесчисленное количество компаний переживают резкие изменения в пулах прибыли и экономике, поддерживающей их деятельность. Кризисы, подобные тому, который мы переживаем сегодня, являются переломными моментами для компаний, ведущих к Evolve . Для успешного управления сменой бизнес-модели в первую очередь необходимо определить, какие аспекты модели были нарушены и вряд ли вернутся. Если компания получила преимущество от продаж на местах, которые больше не могут обращаться к клиентам или к обычным витринам, которые теперь уменьшили посещаемость, например, ей нужно будет развернуться, чтобы разработать цифровой подход.В то время как некоторые из этих проблем могут быть решены после снятия ограничений, другая динамика рынка и способы работы могут быть навсегда изменены. Как показывают недавние исследования, офлайн-потребление китайских потребителей упало почти на 70 процентов из-за ограничений на жилье, и только половина этого объема вернулась после снятия блокировки; Аналогичным образом, потребительское признание телемедицины, похоже, не меняется. Это, в свою очередь, повлияет на активы, инструменты и возможности организации.

Экспериментирование с альтернативными бизнес-моделями - например, вопрос: «Что, если бы нас сегодня приобрела организация X?» - может стать отличным способом проверить, чего организация может достичь, развивая свою бизнес-модель.Устранение ограничений и сомнение в предыдущих предположениях о том, что принесет наибольшую пользу, - мощные способы создания новых бизнес-моделей и экономических моделей.

Выбрать. Итак, как финансировать инновации, необходимые для такого поворота? Взгляните на инновационный поток свежим взглядом и измените приоритеты в отношении ресурсов. Если оспорить основные предположения, поддерживающие каждую инициативу, можно определить, какие инициативы следует продолжить, изменить или сократить. Одна из самых больших ошибок, которую может сделать организация, - это позволить предположениям стать утверждениями.Ценность, сроки и риск инициатив, вероятно, изменятся до «следующего нормального уровня» по мере развития рыночной динамики и переосмысления потребителями своих потребностей и связанных с ними расходов.

Реконструкция инновационного портфеля на основе того, что будет приносить наибольшую пользу, позволяет лидерам перераспределять ресурсы в сторону лучших «следующих нормальных» возможностей и от возможностей, для которых предыдущие предположения больше не применимы. Например, компания по производству потребительских товаров, которая планировала запустить линейку продуктов, ориентированную на любителей здоровья в спортзалах, может решить перенаправить ресурсы на создание своего бизнеса электронной коммерции, ориентированного непосредственно на потребителя, который ранее был отодвинут на второй план из-за исторических убеждений. этот спрос был слишком мал, а использование виртуальных каналов клиентами было слишком ограниченным.Сегодня эти убеждения, возможно, изменились.

Aspire. Установление нового стремления должно действовать как Полярная звезда, определяющая сочетание возможностей и сильных сторон, которые сохранятся в постпандемическом мире. Для этого лидерам, возможно, потребуется переосмыслить свой бизнес и бросить вызов ортодоксальным взглядам, которые сформировали предыдущие устремления. Например, технологические платформы для работы на дому, которые когда-то считали себя комплиментами офисной модели, теперь могут рассматривать свой бизнес как конкуренцию таким компаниям, как WeWork и крупнейшим компаниям в сфере коммерческой недвижимости.Они также могут позиционировать себя, чтобы стать предпочтительными платформами для более старшего поколения потребителей, которые теперь более опытны в использовании цифровых технологий, для общения с семьей и друзьями.

Ускорение и масштабирование. Глобальная пандемия значительно ускорила темпы, с которыми компании выводят на рынок новые идеи, включая массовое ускорение некоторых регуляторных процессов и оказание давления на отраслевые экосистемы с целью предоставления дефицитных продуктов и услуг новыми способами.В течение нескольких недель некоторые компании изменили свое производство, чтобы поддержать реакцию на COVID-19: промышленные компании производят аппараты ИВЛ и гигиенические маски, люксовые бренды производят дезинфицирующие средства для рук, а ликеро-водочные заводы производят дезинфицирующий спирт. Учитывая ускоренные темпы, с которыми продукты и услуги выводятся на рынок напрямую, критически важно обеспечить, чтобы цепочки поставок и другие средства масштабирования не отставали от спроса.

Расширение и мобилизация. В некоторых случаях предприятия могут использовать внешние партнерства для Расширять охват своей организации и, тем самым, добиться более высокой отдачи от инвестиций в инновации, снизить риски и помочь в формировании регуляторной политики. Один из основных первых уроков кризиса COVID-19 заключается в том, что конкуренты и фирмы из совершенно разных отраслей могут внезапно стать союзниками. Мы видели это в более чем 15 фармацевтических компаниях, которые согласились поделиться библиотеками соединений в поисках лечения коронавируса, а также в государственно-частных партнерствах, созданных, чтобы помочь сгладить кривую распространения инфекции и подготовиться к возобновлению экономики.

Чтобы обеспечить такие расширения, организации получат выгоду от внедрения гибкой культуры и рабочей модели, которые помогут Мобилизовать инновации . Скорость является важным фактором успеха инноваций, так же как и способность продолжать работу, несмотря на трудности, которые навязывает кризис.


Основные практики, лежащие в основе отличительных инноваций, не изменились в это время кризиса, но изменились относительный акцент и срочность того, на чем предприятиям следует сосредоточиться. Принимая во внимание, что в нашей статье 2019 года «Обязательства по инновациям» мы выделили Aspire и Выберите как непропорционально важный во времена стабильного экономического роста, мы считаем, что неопределенность и серьезность текущего кризиса требует от лидеров, прежде всего, пересмотра. Откройте для себя потребности клиентов и разработайте бизнес-модели для удовлетворения этих потребностей.

Прежде всего, организациям необходимо осознать, что инновации, более чем когда-либо, - это выбор. Независимо от относительного акцента и порядка, мы считаем, что Восемь основ инноваций, которые на протяжении многих лет помогали ведущим новаторам более чем вдвое увеличивать общую прибыль акционеров по сравнению с отстающими, будут по-прежнему иметь решающее значение для навигации и выхода из этого кризиса. .

Почему уйти из академии - это не «отказ»

Кредит: адаптировано из Getty

Будучи аспирантом на последнем курсе, я нахожу деморализующим и разочаровывающим постоянное напоминание о мрачных перспективах трудоустройства в академических кругах.Этот смутный взгляд может усилить давление на студентов и способствовать высокому уровню тревожности и депрессии среди них (T. M. Evans и др. Nature Biotechnol. 36 , 282–284; 2018). Научное сообщество могло бы помочь решить эту проблему, побудив всех нас изменить то, как мы думаем о докторской степени. И ученые могут начать с признания простой истины: исследователи, покидающие академические круги, не являются учеными-неудачниками.

Студенты и их руководители должны начать рассматривать программу докторантуры как стажировку в области научного мышления и бесценную квалификацию для различных профессий.Если бы каждый, кто занимается академической наукой, мог принять различные роли в качестве результата по умолчанию, мы могли бы изменить наше ошибочное определение успеха. Мы могли бы перейти от культуры неудач к более здоровому и счастливому научному предприятию.

Мне было сложно определить лучшую карьеру, соответствующую моей личности, навыкам, приоритетам, амбициям и интересам, особенно потому, что большинство людей вокруг меня считают академический путь по умолчанию. Но мы, аспиранты, обязаны заботиться о собственном профессиональном будущем.Многие из нас, конечно, движимы азартом открытий, и мы наслаждаемся свободой заниматься своим любопытством в академической лаборатории.

Тем не менее, некоторые из нас обнаруживают во время получения степени доктора философии, что в работе нашей мечты акцент будет сделан на использовании межличностных и коммуникативных навыков, оказании более непосредственного влияния на общество или получении финансового вознаграждения, безопасности работы или благоприятного для семьи рабочего времени. Наше направление должно быть результатом осознанного решения, а не ощущения отсутствия возможностей.И это не должно иметь ничего общего с чувством или страхом «неудачи».

Что могут сделать аспиранты

Чтобы принять осознанное решение о своем профессиональном будущем, студенты должны проявлять инициативу и проявлять инициативу. Вот что сработало для меня и что, я думаю, могут сделать мои сверстники.

Определите свои предпочтения. Доктор философии предоставляет вам разнообразный опыт, от проведения лабораторных экспериментов до проведения лекций и руководства студентами. Я считаю полезным записывать каждый раз, когда одно из этих заданий особенно увлекательно, доставляет удовольствие, вызывает стресс, скучно или разочаровывает.Выполнение этого в течение четырех лет помогло мне определить закономерности и решить, какие задачи должны составить мою будущую работу. Например, так я обнаружил, что мне нравится обсуждать и представлять свои данные гораздо больше, чем собирать их в лаборатории.

Развивайте ряд навыков. Для меня было важно знать и активно развивать передаваемые навыки, такие как командная работа, линейное управление учениками младшего возраста, управление проектами и временем, письменное общение и презентации на конференциях, с самого начала моей докторской степени.Вы можете искать занятия за пределами лаборатории, которые дадут вам дополнительный опыт, такие как организация мероприятий, обучение, участие в общественной жизни или написание блога. Я, например, был одним из организаторов конференций в Оксфорде для Британского общества иммунологии, и я преподаю иммунологию на различных программах бакалавриата в Оксфордском университете, Великобритания.

Узнайте, что там есть. Это не так просто, как должно быть, но я обнаружил, что карьерная служба моего университета была хорошей отправной точкой.Консультанты по вопросам карьеры регулярно сталкиваются с сомнениями аспирантов относительно их будущих ролей и могут помочь вам структурировать вашу самооценку и в целом сопоставить ваши предпочтения и навыки с конкретными ролями. Я также читаю объявления о вакансиях, чтобы узнать о доступных вакансиях и навыках, которые ищут работодатели. Еще один полезный ресурс - ярмарки научных вакансий, где можно встретить потенциальных работодателей. Даже после большого количества поисков в Интернете я обнаружил на тех ярмарках вакансии, о которых никогда не слышал.

Организуйте переговоры. Не полагайтесь исключительно на онлайн-статьи и сообщения в блогах, чтобы понять, на что на самом деле похожа определенная роль. Для меня наиболее существенные идеи были получены из разговоров с людьми, у которых действительно есть эта работа. Я обнаружил, что те, кто решил покинуть лабораторию и заняться другими профессиями, знают, насколько это сложно, и готовы рассказать о своем путешествии. Инициаторами таких семинаров по вопросам карьеры часто выступают студенты, и вы даже можете организовать их самостоятельно. В моем отделе мы планируем четыре таких разговора каждый год.Отправьте эту статью своему отделу или директору программы, когда попросите их профинансировать ваше мероприятие.

Создайте свою сеть. Вначале я обнаружил, что мой профиль в LinkedIn был полезным инструментом для отслеживания связей и предоставления информации о себе. Если вы отправляете повторные сообщения людям, с которыми общались на семинарах, встречах или ярмарках, они с большей вероятностью вспомнят вас, когда вы попросите их совета или опыта работы. Например, несколько спикеров семинаров по вопросам карьеры впоследствии прислали мне подробную информацию о своей стратегии поиска работы, компаниях, которые они рассматривали, и многом другом.

Запишитесь на стажировку. Воспользуйтесь своим кругом (или своим руководителем) знакомым или отправьте холодное письмо людям и попросите их о стажировке или возможностях слежки за работой. В феврале я провел одну неделю в Nature Immunology (после встречи с редактором на конференции), и этого было достаточно, чтобы получить хорошее представление о повседневной жизни на работе. Я участвовал в обсуждении представленных статей, писал комментарии и определял подходящих рецензентов для статьи. Кроме того, я поговорил с людьми в компании и узнал об их ролях: например, я обнаружил различия между редакторами основного журнала и редактора журнала обзора.

Что могут делать руководители

Для свободного и открытого изучения различных вариантов карьеры требуется рабочая среда, которая побуждает студентов уделять время изучению карьеры и активно помогает им находить нужную информацию. Однако большинство руководителей, возможно, мало знают о неакадемической карьере и могут не иметь большого стимула предоставлять студентам доступ к такой информации. Как следствие, только треть респондентов в опросе аспирантов Nature за 2017 год сообщили, что получали полезные советы от своего руководителя относительно неакадемической карьеры.

Когда я участвовал в организации Дня карьеры в области медицинских наук в 2016 году для аспирантов Оксфордского университета, некоторые предлагали также пригласить академических докладчиков, чтобы представить более «сбалансированную картину». Но у аспирантов уже есть множество примеров для подражания в академической среде и надежный доступ к информации об академической карьере. И главная цель подобных мероприятий - предоставить информацию, к которой студенты не имеют доступа, и тем самым исправить уже существующий дисбаланс.

Одни только аспиранты вряд ли изменят культуру академической науки. Я думаю, что программы докторантуры и отдельные руководители несут ответственность за то, чтобы студенты могли легко найти путь, который им подходит, и я знаю многих руководителей групп, которые видят в этом часть своей роли наставника. Как главный исследователь (PI) вы можете предпринять несколько шагов, чтобы поддержать своих учеников.

Поддерживать профессиональное развитие студентов. Предлагайте студентам возможность преподавать, руководить, председательствовать на собраниях, управлять совместной работой и писать статьи или заявки на гранты.По моему опыту, это уже широко практикуется, но некоторые ИП не всегда осознают важность этих возможностей обучения для студентов. Я узнал больше всего, когда мне нужно было развить определенный навык - скажем, выполнить тренировку перед важной презентацией - и получил обратную связь. Вы можете оформить это на регулярной встрече и обсудить, что нравится студентам и где им нужно больше практики.

Создайте гибкую рабочую среду. Студенты, которых я встречал, которые разработали четкий план карьеры к концу своей докторской степени, обычно были из исследовательских групп, которые культивировали гибкую среду с низким давлением.Поощряйте студентов выделять время для внеклассных занятий, которые дадут им полезный опыт. Мне повезло, что у меня была возможность опробовать разные вещи, но я знаю и других, которые чувствуют необходимость находиться в лаборатории весь день, каждый день.

Поощрять опыт работы. Некоторые формальные программы докторантуры включают возможность, даже требование, пройти стажировку вне академических кругов, и я думаю, что это отличная идея. Мои друзья потратили три месяца на разработку политики Всемирной организации здравоохранения или на съемку научных документальных фильмов для Би-би-си.Все, кого я знаю, кто прошел стажировку, очень ценили этот опыт, и отдельные руководители могут поддержать это - и сообщить своим студентам об этом, например, предоставив контакты в соответствующих секторах.

Покажите свою поддержку. Пожалуй, самое важное, что могут сделать руководители, - это открыто продемонстрировать поддержку членам лаборатории и подопечным, которые могут уходить из академических кругов. Например, вы можете сказать на странице своей лаборатории, что для вас важно поддерживать профессиональное развитие членов вашей лаборатории.Вы можете дополнить заявление обновленным списком выпускников лаборатории, чтобы показать, что вы гордитесь их достижениями. Потенциальные соискатели докторантуры и постдокторанты высоко оценят вашу позицию по этому вопросу.

Доктор философии очень ценен

Это оставляет нам последний аспект культуры неудач и ее влияние на докторантов и постдоков: широко распространенное заблуждение, что докторская степень полезна только для академических исследований. Или, другими словами, если вы покинете академию, ваша мама подумает, что вы зря потратили время, защищая докторскую степень.Возможно, вы даже сами об этом задумывались.

Мы знаем, что большинство выпускников докторантуры в конечном итоге переходят к другой карьере, но все ли они зря потратили свое время? Точно нет. Навыки, которые вы приобретаете (или приобретаете) во время получения докторской степени, высоко ценятся работодателями за пределами академической науки. Вы невероятно стойкие, трудолюбивые и целеустремленные. Вы принимаете решения на основе доказательств, вы можете интерпретировать данные, вы можете ясно передавать сложные концепции, вы эффективный командный игрок и можете расставлять приоритеты.И у вас есть диплом, чтобы все это доказать.

У вас есть все основания положительно оценивать свои перспективы трудоустройства.

Лично я не пожалею, что защитил докторскую диссертацию, независимо от моей будущей карьеры.

Пришло время решить проблему передачи коронавирусного заболевания воздушным путем - 2019 (COVID-19) | Клинические инфекционные болезни

Мы призываем медицинское сообщество и соответствующие национальные и международные органы признать возможность воздушного распространения коронавирусной болезни 2019 (COVID-19).Существует значительный потенциал ингаляционного воздействия вирусов в микроскопических респираторных каплях (микрокаплях) на коротких и средних расстояниях (до нескольких метров или в масштабе комнаты), и мы выступаем за использование профилактических мер для смягчения этого пути передачи по воздуху.

Исследования подписантов и других ученых продемонстрировали вне всяких разумных сомнений, что вирусы выделяются во время выдоха, разговора и кашля микрокаплями, достаточно маленькими, чтобы оставаться в воздухе и представлять риск заражения на расстоянии более 1–2 м от объекта. инфицированный человек ([1–4]).Например, при типичных скоростях воздуха в помещении [5] капля 5 мкм будет перемещаться на десятки метров, что намного больше, чем в типичном помещении, при оседании с высоты 1,5 м до пола. Несколько ретроспективных исследований, проведенных после эпидемии тяжелого острого респираторного синдрома, вызванного коронавирусом 1 (SARS-CoV-1), показали, что передача инфекции воздушным путем является наиболее вероятным механизмом, объясняющим пространственный характер инфекций [6]. Ретроспективный анализ показал то же самое для коронавируса 2 тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV-2) [7–10].В частности, исследование в их обзоре записей из китайского ресторана не обнаружило доказательств прямого или косвенного контакта между тремя сторонами [10]. При просмотре видеозаписей из ресторана они не обнаружили никаких доказательств прямого или косвенного контакта между тремя сторонами. Многие исследования, посвященные распространению других вирусов, включая респираторно-синцитиальный вирус (RSV) [11], коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (MERS-CoV) [8] и грипп [2, 4], показывают, что жизнеспособные вирусы, переносимые по воздуху, могут быть выдыхаемый [2] и / или обнаруженный в помещениях инфицированных пациентов [11, 12].Это создает риск того, что люди, живущие в такой среде, потенциально могут вдохнуть эти вирусы, что приведет к инфекции и болезни. Есть все основания ожидать, что SARS-CoV-2 ведет себя аналогичным образом и что передача через воздушные микрокапли [10, 13] является важным путем. Вирусная РНК, связанная с каплями <5 мкм, была обнаружена в воздухе [14], и было показано, что вирус сохраняет инфекционность в каплях такого размера [9]. Было показано, что другие вирусы одинаково хорошо, если не лучше, выживают в аэрозолях по сравнению с каплями на поверхности [15].

Текущие рекомендации многочисленных международных и национальных органов сосредоточены на мытье рук, поддержании социального дистанцирования и предотвращении образования капель. Большинство организаций общественного здравоохранения, включая Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) [16], не признают передачу инфекции воздушно-капельным путем, за исключением процедур образования аэрозолей, выполняемых в медицинских учреждениях. Мытье рук и социальное дистанцирование приемлемы, но, на наш взгляд, недостаточны для защиты от вирусных микрокапель дыхательных путей, выбрасываемых в воздух инфицированными людьми.Эта проблема особенно остро стоит в помещениях или замкнутых средах, особенно в переполненных и неадекватных условиях вентиляции [17] относительно количества людей и длительных периодов воздействия (как графически изображено на Рисунке 1). Например, передача по воздуху представляется единственным правдоподобным объяснением нескольких исследованных событий сверхраспространения, которые произошли в таких условиях [10], а также других случаев, когда соблюдались рекомендуемые меры предосторожности, связанные с прямой передачей капель.

Рисунок 1.

Распространение респираторных микрокапель в помещении с ( A ) недостаточной вентиляцией и ( B ) соответствующей вентиляцией.

Рисунок 1.

Распространение респираторных микрокапель в помещении с ( A ) недостаточной вентиляцией и ( B ) адекватной вентиляцией.

Доказательства, по общему признанию, неполные для всех этапов передачи микрокапель COVID-19, но они также неполны для способов передачи крупных капель и фомитов.Механизм передачи по воздуху работает параллельно с маршрутами крупных капель и фомитов [16], которые в настоящее время являются основой для руководства. Следуя принципу предосторожности, мы должны рассмотреть все потенциально важные пути замедления распространения COVID-19. Меры, которые следует принять для снижения риска передачи через воздух, включают:

  • Обеспечение достаточной и эффективной вентиляции (подача чистого наружного воздуха, минимизация рециркуляции воздуха), особенно в общественных зданиях, на рабочих местах, в школах, больницах и домах престарелых.

  • Дополните общую вентиляцию средствами контроля инфекций, передающихся по воздуху, такими как местная вытяжка, высокоэффективная фильтрация воздуха и бактерицидное ультрафиолетовое освещение.

  • Избегайте перенаселенности, особенно в общественном транспорте и общественных зданиях.

Такие меры практичны и часто легко реализуемы; многие не требуют больших затрат. Например, простые шаги, такие как открытие дверей и окон, могут значительно увеличить поток воздуха во многих зданиях.Для механических систем такие организации, как ASHRAE (Американское общество инженеров по отоплению, вентиляции и кондиционированию воздуха) и REHVA (Федерация европейских ассоциаций по отоплению, вентиляции и кондиционированию воздуха), уже предоставили руководящие принципы, основанные на существующих доказательствах передачи по воздуху. . Предлагаемые нами меры предлагают больше преимуществ, чем потенциальных недостатков, даже если они могут быть реализованы лишь частично.

Понятно, что пока нет всеобщего признания передачи SARS-CoV2 воздушным путем; но в нашей коллективной оценке более чем достаточно подтверждающих доказательств, так что принцип предосторожности должен применяться.Чтобы контролировать пандемию, в ожидании доступности вакцины все пути передачи должны быть прерваны.

Мы обеспокоены тем, что непризнание риска воздушно-капельной передачи COVID-19 и отсутствие четких рекомендаций по мерам борьбы с воздушно-капельным вирусом будут иметь серьезные последствия: люди могут думать, что они полностью защищены, соблюдая текущие рекомендации, но на самом деле для дальнейшего снижения риска инфицирования необходимы дополнительные вмешательства воздушно-капельным путем.

Этот вопрос приобретает повышенное значение сейчас, когда страны вновь открывают свои двери после карантина: возвращают людей на рабочие места, а студентов - в школы, колледжи и университеты. Мы надеемся, что наше заявление повысит осведомленность о том, что передача COVID-19 воздушным путем представляет собой реальный риск и что меры контроля, как указано выше, должны быть добавлены к другим принятым мерам предосторожности, чтобы снизить серьезность пандемии и спасти жизни.

Дополнительные данные

Дополнительные материалы доступны по адресу Clinical Infectious Diseases онлайн.Состоящие из данных, предоставленных авторами для удобства читателя, размещенные материалы не копируются и являются исключительной ответственностью авторов, поэтому вопросы или комментарии следует адресовать соответствующему автору.

Банкноты

Благодарность. Вместе с авторами этот Комментарий поддерживают 239 ученых, а их связи и контактные данные указаны в дополнительных данных.

Следующие ученые внесли свой вклад в формулировку этого комментария. Линси К. Марр, Уильям Банфлет, Хосе-Луис Хименес, Юго Ли, Уильям В. Назаров, Кэтрин Ноукс, Чандра Секхар, Джулиан Вей-Цзе Тан, Раймон Телье, Филомена М. Блюссен, Аце Бурстра, Джорджио Буонанно, Джунджи Као, Стефани Дж. Танцор, Франческо Франчимон, Чарльз Хауорт, Яап Хогелинг, Кристина Исаксон, Ярек Курницки, Марсель Луманс, Гай Б. Маркс, Ливио Маццарелла, Арсен Крикор Меликов, Шелли Миллер, Питер В. Нильсен, Джордан Печчиа, Ксавьер Квероль , Олли Сеппянен, Шин-ичи Танабэ, Квок Вай Тхам, Павел Варгоцкий, Анета Вежбицка, Маошенг Яо.

Следующие ученые рассмотрели документ . Джонатан Аббат, Джон Адгейт, Алиреза Афшари, Канг-Хо Ан, Фрэнсис Аллард, Джозеф Аллен, Селия Алвес, Мейнрат О. Андреэ, Изабелла Аннеси-Маэсано, Ахмет Арисой, Эндрю П. Олт, Гви-Нам Бэ, Габриэль Бекё, Скотт К. Белл, Аллан Бертрам, Махмуд Бхутта, Северин Бяласевич, Мерете Билде, Тами Бонд, Джозеф Брэйн, Марианна Бродач, Дэвид М. Бродэй, Гуанью Цао, Кристофер Д. Каппа, Аннмари Карлтон, Пол К. С. Чан, Кристофер Чао, Куан- Фу Чен, Ци Чен, Циньян Чен, Дэвид Чеонг, Пер Аксель Клаузен, Росс Кроуфорд, Дерек Клементс-Крум, Гео Клаузен, Ян Клифтон, Ричард Л.Корси, Бенджамин Дж. Коулинг, Франческа Романа д'Амброзио, Гассан Дбайбо, Ричард де Дир, Джанлуиджи де Дженнаро, Питер ДеКарло, Филип Демокриту, Хьюго Дестайлатс, Джоанна Домагала-Кулавик, Нил М. Донахью, Кэролайн Дюшейн, Марзенна , Доминик Э. Двайер, Грег Эванс, Дельфин К. Фармер, Кевин П. Феннелли, Ричард Флаган, Джанин Фрёлих-Новойски, Мануэль Гамейру да Силва, Кристиан Джордж, Марианна Глазиус, Аллен Х. Гольдштейн, Жоао Гомеш, Майкл Гормли, Рафаль Горни, Дэвид Гримсруд, Кейт Гримвуд, Чарльз Н.Хаас, Фариборз Хагигат, Майкл Ханниган, Рой Харрисон, Улла Хаверинен-Шонесси, Филиппа Хауден-Чапман, Пер Гейзельберг, Давен К. Хенце, Жан-Мишель Херо, Хартмут Херрманн, Филип К. Хопке, Рэй Хорстман, Вей Хуанг, Алекс Хаффман , Дэвид С. Хуэй, Тарек Хусейн, Габриэль Исаакман-Ванверц, Джоуни Дж. К. Яаккола, Матти Янтунен, Лэнс Дженнингс, Деннис Йоханссон, Ян Качмарчик, Джордж Каллос, Дэвид Катошевски, Фрэнк Келли, Сорен Кьоргаард, Люк Д. Книббс, Хенрик Н. Кнудсен, Гвангпио Ко, Эвелин С.К. Коай, Джен Кок, Нино Куэнзли, Маркку Кулмала, Казукиё Кумагай, Прашант Кумар, Кадзумичи Курода, Киюунг Ли, Нельсон Ли, Барри Лефер, Винсент Леморт, Сянтин Ли, Дусан Личина, Чао-Син Линь, Джунджие Лю Э. Хон, Джон К. Литтл, Ли Лю, Джанет М. Машер, Эбба Мальмквист, Коринн Мандин, Иво Мартинац, Дайнюс Мартузявичюс, Марк Дж. Менделл, Дэвид Миллер, Клаудиа Мор, Луиза Т. Молина, Гленн Моррисон, Роя Мортазави , Эдвард Нарделл, Афанасиос Ненес, Марк Никас, Чжи Нин, Цзянлей Ниу, Хидеказу Нисимура, Колин О'Дауд, Бьярн В.Олесен, Паула Дж. Ольсевски, Спирос Пандис, Даниэль Пекхэм, Туукка Петая, Збигнев Попиолек, Ульрих Пешл, Уэйн Р. Отт, Кимберли Пратер, Андре С.Х. Прево, Хуа Киан, Шанна Ратнесар-Шумате, Джеймс Л. Репас, Тийна Репонен, Илона Рийпинен, Сьюзан Роаф, Аллен Л. Робинсон, Йинон Рудич, Мануэль Руис де Адана, Масаюки Сайджо, Рэйко Сайто, Пауло Сальдива, Тунга Солтхаммер, Джошуа Л. Сантарпиа, Джон Х. Сейнфельд, Гэри С. Сеттлс, Зигфрид Шобсбергер Т.Дж. Шиперс, Макс Х. Шерман, Алан Шихадех, Манабу Шираива, Джеффри Сигел, Торбен Сигсгаард, Бретт С.Певец, Джеймс Н. Смит, Армин Сорушян, Ежи Сова, Брент Стивенс, Хьюи-Дженни Су, Джорди Саньер, Джейсон Д. Сурратт, Кадзуо Такахаши, Нобуюки Такегава, Йорн Тофтум, Маргарет А. Толберт, Юан Тови, Барбара Дж. Терпин, Аннеле Виртанен, Джон Волкенс, Клэр Уэйнрайт, Лэнс А. Уоллес, Богуанг Ван, Чиа К. Ван, Майкл Уоринг, Джон Венгер, Чарльз Дж. Вешлер, Брент Уильямс, Мэри Э. Уилсон, Армин Вистхалер, Казимеж Войтас, Дуглас Р. Уорсноп, Ин Сюй, Наомити Ямамото, Сюйдун Ян, Хуэй-Лин Йен, Хироши Ёсино, Хасан Заракет, Чжицян (Джон) Чжай, Цзюньфэн (Джим) Чжан, Ци Чжан, Дженсен Чжан, Иньпин Чжан, Бинь Чжао, Тун .

Заявление об отказе от ответственности. Взгляды и мнения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают официальную политику или позицию какого-либо агентства / учреждения.

Возможный конфликт интересов. Авторы: о конфликте интересов не сообщалось. Оба автора подали форму ICMJE для раскрытия информации о потенциальных конфликтах интересов.

Список литературы

1.

Morawska

L

,

Johnsona

GR

,

Ristovski

ZD

, et al.

Распределение по размерам и места происхождения капель, выбрасываемых из дыхательных путей человека во время выдоха

.

J Aerosol Sci

2009

;

40

:

256

-

69

.2.

Ян

J

,

Grantham

M

,

Pantelic

J

и др. ;

Консорциум EMIT

.

Инфекционный вирус в выдыхаемом воздухе симптоматических случаев сезонного гриппа в колледже

.

Proc Natl Acad Sci U S A

2018

;

115

:

1081

-

6

. 3.

Xie

X

,

Li

Y

,

Chwang

AT

,

Ho

PL

,

Seto

WH

.

Как далеко могут перемещаться капли в помещениях: возвращаясь к кривой падения испарения Уэллса

.

Внутренний воздух

2007

;

17

:

211

-

25

.4.

Lindsley

WG

,

Noti

JD

,

Blachere

FM

и др.

Жизнеспособный вирус гриппа А в частицах, переносимых по воздуху от кашля человека

.

J Occup Environ Hyg

2015

;

12

:

107

-

13

. 5.

Matthews

TG

,

Thompson

CV

,

Wilson

DL

,

Hawthorne

AR

,

Mage

DT

.

Скорость воздуха внутри жилых помещений: важный параметр при изучении качества воздуха и климата в помещении

.

Environ Int

1989

;

15

:

545

-

50

. 6.

Yu

IT

,

Li

Y

,

Wong

TW

и др.

Свидетельства передачи вируса тяжелого острого респираторного синдрома воздушно-капельным путем

.

N Engl J Med

2004

;

350

:

1731

-

9

.7.

Миллер

SL

,

Назаров

WW

,

Хименес

JL

и др.

Передача SARS-CoV-2 при вдыхании респираторного аэрозоля во время сверхраспространения хорала в долине Скагит

.

medRxiv

2020

; DOI: 10.1101 / 2020.06.15.20132027. Доступно. 8.

Buonanno

G

,

Morawska

L

,

Stabile

L

.

Количественная оценка риска передачи инфекции SARS-CoV-2 воздушным путем: перспективные и ретроспективные применения

.

medRxiv

2020

; DOI: 10.1101 / 2020.06.01.20118984. Доступно. 9.

Cai

J

,

Sun

W

,

Huang

J

,

Gamber

M

,

Wu

J

,

He

G

Непрямая передача вируса в кластере случаев COVID-19, Вэньчжоу, Китай

.

2020

.10.

Li

Y

,

Qian

H

,

Hang

J

и др.

Свидетельства вероятной аэрозольной передачи SARS-CoV-2 в плохо вентилируемом ресторане

.

medRxiv

2020

; DOI: 10.1101 / 2020.04.16.20067728v1. Доступ .11.

Kulkarni

H

,

Smith

CM

,

Lee

DDH

,

Hirst

RA

,

Easton

AJ

,

O'Callaghan 9.

Доказательства распространения респираторно-синцитиального вируса с помощью аэрозолей: время пересмотреть стратегии инфекционного контроля?

Am J Respir Crit Care Med

2016

;

194

:

306

-

16

.12.

Kim

SH

,

Chang

SY

,

Sung

M

, et al.

Заражение коронавирусом обширного жизнеспособного ближневосточного респираторного синдрома (MERS) в воздухе и окружающей среде в изоляторах MERS

.

Clin Infect Dis

2016

;

63

:

363

-

9

. 13.

van Doremalen

N

,

Bushmaker

T

,

Morris

DH

и др.

Аэрозольная и поверхностная стабильность SARS-CoV-2 по сравнению с SARS-CoV-1

.

N Engl J Med

2020

;

382

:

1564

-

7

. 14.

Лю

Y

,

Ning

Z

,

Chen

Y.

Аэродинамический анализ SARS-CoV-2 в двух больницах Ухани

.

Природа

2020

; в печати 15.

Lin

K

,

Marr

LC

.

Зависимое от влажности разложение вирусов, но не бактерий, в аэрозолях и каплях следует кинетике дезинфекции

.

Environ Sci Technol

2020

;

54

:

1024

-

32

. 16.

Всемирная организация здравоохранения

. 27 марта

2020

; (№ WHO / 2019-nCoV / Sci_Brief / Transmission_modes / 2020.1). Доступ .17.

Somsen

GA

,

van Rijn

C

,

Kooij

S

,

Bem

RA

,

Bonn

D

.

Мелкокапельные аэрозоли в плохо вентилируемых помещениях и передача SARS-CoV-2

.

Ланцет Респир Мед

2020

; под давлением.

© Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press для Общества инфекционных болезней Америки. Все права защищены. Для получения разрешения обращайтесь по электронной почте: [email protected]

Формула

и как рассчитать

Что такое инфляция?

Инфляция - это снижение покупательной способности данной валюты с течением времени.Количественная оценка скорости снижения покупательной способности может быть отражена в увеличении среднего уровня цен корзины отдельных товаров и услуг в экономике за некоторый период времени. Повышение общего уровня цен, часто выражаемое в процентах, означает, что денежная единица фактически покупает меньше, чем в предыдущие периоды.

Инфляцию можно противопоставить дефляции, которая возникает, когда покупательная способность денег увеличивается, а цены падают.

Ключевые выводы

  • Инфляция - это скорость падения стоимости валюты и, как следствие, повышение общего уровня цен на товары и услуги.
  • Инфляция иногда подразделяется на три типа: инфляция спроса, инфляция издержек и встроенная инфляция.
  • Наиболее часто используемые индексы инфляции - это индекс потребительских цен (ИПЦ) и индекс оптовых цен (ИПЦ).
  • Инфляция может рассматриваться положительно или отрицательно в зависимости от индивидуальной точки зрения и скорости изменений.
  • Те, у кого есть материальные активы, такие как собственность или складские товары, могут захотеть увидеть некоторую инфляцию, поскольку это повысит стоимость их активов.

Понимание инфляции

Хотя изменение цен на отдельные продукты с течением времени легко измерить, потребности человека выходят далеко за рамки одного или двух таких продуктов. Людям нужен большой и разнообразный набор продуктов, а также множество услуг для комфортной жизни. Сюда входят такие товары, как продовольственное зерно, металл, топливо, коммунальные услуги, такие как электричество и транспорт, а также такие услуги, как здравоохранение, развлечения и рабочая сила.

Инфляция нацелена на измерение общего воздействия изменений цен на диверсифицированный набор продуктов и услуг и позволяет получить единое ценностное представление повышения уровня цен на товары и услуги в экономике за период времени.

По мере того, как валюта теряет ценность, цены растут, и на нее покупается меньше товаров и услуг. Эта потеря покупательной способности влияет на общую стоимость жизни населения, что в конечном итоге приводит к замедлению экономического роста.Экономисты сходятся во мнении, что устойчивая инфляция возникает, когда рост денежной массы страны опережает экономический рост.

Изображение Джули Банг © Investopedia 2019

Для борьбы с этим соответствующий денежно-кредитный орган страны, такой как центральный банк, затем принимает необходимые меры для управления денежной массой и кредитом, чтобы удерживать инфляцию в допустимых пределах и поддерживать бесперебойную работу экономики.

Теоретически монетаризм - это популярная теория, объясняющая связь между инфляцией и денежной массой экономики.Например, после завоевания испанцами империй ацтеков и инков огромное количество золота и особенно серебра хлынуло в экономику Испании и других европейских стран. Поскольку денежная масса быстро увеличивалась, стоимость денег упала, что способствовало быстрому росту цен.

Инфляция измеряется различными способами в зависимости от типов рассматриваемых товаров и услуг и является противоположностью дефляции, которая указывает на общее снижение цен на товары и услуги, когда уровень инфляции опускается ниже 0%.

Причины инфляции

Увеличение денежной массы является корнем инфляции, хотя это может проявляться через различные механизмы в экономике. Денежная масса может быть увеличена органами денежно-кредитного регулирования либо путем печатания и передачи большего количества денег физическим лицам, либо путем юридической девальвации (уменьшения стоимости) валюты законного платежного средства, чаще (чаще всего) путем предоставления новых денег в качестве кредитов на резервный счет. через банковскую систему путем покупки государственных облигаций у банков на вторичном рынке.

Во всех случаях увеличения денежной массы деньги теряют покупательную способность. Механизмы того, как это приводит к инфляции, можно разделить на три типа: инфляция спроса, инфляция издержек и встроенная инфляция.

Эффект тяги по требованию

Инфляция спроса происходит, когда увеличение предложения денег и кредита стимулирует общий спрос на товары и услуги в экономике, чтобы расти быстрее, чем производственные мощности экономики.Это увеличивает спрос и приводит к росту цен.

Мелисса Линг {Copyright} Investopedia, 2019

Чем больше денег доступно физическим лицам, тем выше позитивные настроения потребителей приводят к увеличению расходов, а этот повышенный спрос ведет к росту цен. Это создает разрыв спроса и предложения с более высоким спросом и менее гибким предложением, что приводит к более высоким ценам.

Эффект выталкивания затрат

Инфляция издержек является результатом роста цен за счет факторов производства.Когда добавочная денежная масса и кредиты направляются на товарные рынки или другие рынки активов, и особенно когда это сопровождается негативным экономическим шоком для предложения основных товаров, затраты на все виды промежуточных товаров возрастают.

Эти изменения приводят к увеличению затрат на готовый продукт или услугу и приводят к росту потребительских цен. Например, когда расширение денежной массы вызывает спекулятивный бум цен на нефть, стоимость энергии для всех видов использования может возрасти и способствовать росту потребительских цен, что отражается в различных показателях инфляции.

Встроенная инфляция

Встроенная инфляция связана с адаптивными ожиданиями, идеей о том, что люди ожидают, что текущие темпы инфляции сохранятся в будущем. По мере роста цен на товары и услуги рабочие и другие люди приходят к выводу, что они будут продолжать расти в будущем с той же скоростью, и потребуют больше затрат или заработной платы для поддержания своего уровня жизни. Их повышенная заработная плата приводит к повышению стоимости товаров и услуг, и эта спираль заработной платы и цен продолжается, поскольку один фактор стимулирует другой и наоборот.

Типы индексов цен

В зависимости от выбранного набора используемых товаров и услуг, различные типы корзин товаров рассчитываются и отслеживаются как индексы цен. Наиболее часто используемые индексы цен - это индекс потребительских цен (ИПЦ) и индекс оптовых цен (ИПЦ).

Индекс потребительских цен

ИПЦ - это показатель, который исследует средневзвешенные цены корзины товаров и услуг, которые являются основными потребностями потребителей.Они включают транспорт, питание и медицинское обслуживание. ИПЦ рассчитывается путем взятия изменений цен на каждый товар в заранее определенной корзине товаров и их усреднения на основе их относительного веса во всей корзине. Рассматриваемые цены - это розничные цены на каждый товар, доступные для покупки отдельными гражданами.

Изменения ИПЦ используются для оценки изменений цен, связанных со стоимостью жизни, что делает его одной из наиболее часто используемых статистических данных для определения периодов инфляции или дефляции.В США Бюро статистики труда сообщает ИПЦ ежемесячно и рассчитывало его еще в 1913 году.

В апреле 2021 года индекс потребительских цен вырос на 0,8% с учетом сезонных колебаний после роста на 0,6% в марте. По сравнению с предыдущим годом, полный индекс увеличился на 4,2%, что стало самым большим увеличением за 12 месяцев с сентября 2008 года.

Индекс оптовых цен

WPI - еще один популярный показатель инфляции, который измеряет и отслеживает изменения цен на товары на этапах, предшествующих розничному уровню.Хотя товары WPI различаются от страны к стране, в основном они включают товары на уровне производителя или на уровне оптовой торговли. Например, он включает цены на хлопок-сырец, хлопчатобумажную пряжу, хлопковые серые товары и хлопковую одежду.

Хотя многие страны и организации используют WPI, многие другие страны, включая США, используют аналогичный вариант, называемый индексом цен производителей (PPI).

Индекс цен производителей

Индекс цен производителей - это семейство индексов, которые измеряют среднее изменение отпускных цен, получаемых отечественными производителями промежуточных товаров и услуг с течением времени.PPI измеряет изменения цен с точки зрения продавца и отличается от CPI, который измеряет изменения цен с точки зрения покупателя.

Во всех таких вариантах возможно, что рост цены на один компонент (скажем, на нефть) в определенной степени нивелирует снижение цен на другой (скажем, на пшеницу). В целом, каждый индекс представляет собой средневзвешенное изменение цен для данных составляющих, которое может применяться на уровне экономики, сектора или товаров в целом.

Формула для измерения инфляции

Вышеупомянутые варианты индексов цен могут использоваться для расчета величины инфляции между двумя конкретными месяцами (или годами).Хотя многие готовые калькуляторы инфляции уже доступны на различных финансовых порталах и веб-сайтах, всегда лучше знать основную методологию, чтобы обеспечить точность и четкое понимание расчетов. Математически,

Уровень инфляции в процентах = (окончательное значение индекса ИПЦ / начальное значение ИПЦ) * 100.

Допустим, вы хотите узнать, как изменилась покупательная способность 10 000 долларов в период с сентября 1975 года по сентябрь 2018 года. Данные индекса цен можно найти на различных порталах в табличной форме.Из этой таблицы возьмите соответствующие цифры ИПЦ за данные два месяца. В сентябре 1975 года оно составляло 54,6 (начальное значение ИПЦ), а в сентябре 2018 года - 252,439 (окончательное значение ИПЦ). Подсоединение формулы дает:

Уровень инфляции в процентах = (252,439 / 54,6) * 100 = (4,6234) * 100 = 462,34%

Поскольку вы хотите узнать, сколько будет стоить 10 000 долларов за сентябрь 1975 года в сентябре 2018 года, умножьте процентную ставку инфляции на сумму, чтобы получить измененную долларовую стоимость:

Изменение долларовой стоимости = 4.6234 * 10 000 = 46 234,25 долл. США

Это означает, что 10 000 долларов в сентябре 1975 года будут стоить 46 234,25 доллара. По сути, если вы приобрели корзину товаров и услуг (согласно определению ИПЦ) на сумму 10 000 долларов в 1975 году, такая же корзина обойдется вам в 46 234,25 долларов в сентябре 2018 года.

Плюсы и минусы инфляции

Инфляция может быть истолкована как хорошо или как плохо, в зависимости от того, на чьей стороне вы и как быстро происходят изменения.

Например, физические лица с материальными активами, которые оцениваются в в валюте , например, собственности или складских товаров, могут захотеть увидеть некоторую инфляцию, поскольку это повысит цену их активов, которые они могут продать по более высокому курсу.Однако покупатели таких активов могут быть недовольны инфляцией, так как им придется выложить больше денег. Облигации с индексом инфляции - еще один популярный вариант для инвесторов получить прибыль от инфляции.

С другой стороны, люди, владеющие активами , деноминированными в в валюте, такой как наличные деньги или облигации, также могут не любить инфляцию, поскольку она снижает реальную стоимость их владений. Инвесторам, стремящимся защитить свои портфели от инфляции, следует рассмотреть классы активов с хеджированием от инфляции, такие как золото, товары и инвестиционные фонды в сфере недвижимости (REIT).

Инфляция способствует спекуляциям, как со стороны компаний, участвующих в рискованных проектах, так и со стороны частных лиц с акциями компаний, поскольку они ожидают большей прибыли, чем инфляция. Оптимальный уровень инфляции часто поощряется, чтобы в определенной степени стимулировать расходы, а не сбережения. Если покупательная способность денег со временем падает, тогда может появиться больший стимул тратить сейчас, а не откладывать и тратить позже. Это может увеличить расходы, что может стимулировать экономическую активность в стране. Считается, что сбалансированный подход позволяет поддерживать значение инфляции в оптимальном и желательном диапазоне.

Высокие и непостоянные темпы инфляции могут повлечь за собой серьезные издержки для экономики. Компании, работники и потребители должны учитывать последствия общего роста цен при принятии решений о покупке, продаже и планировании. Это вносит дополнительный источник неопределенности в экономику, потому что они могут ошибочно предположить уровень будущей инфляции. Ожидается, что время и ресурсы, затрачиваемые на исследование, оценку и корректировку экономического поведения, вырастут до общего уровня цен, а не до реальных экономических основ, неизбежно представляют собой издержки для экономики в целом.

Даже низкий, стабильный и легко предсказуемый уровень инфляции, который некоторые считают оптимальным в остальном, может привести к серьезным проблемам в экономике из-за того, как, где и когда новые деньги поступают в экономику. Всякий раз, когда в экономику поступают новые деньги и кредит, они всегда находятся в руках конкретных лиц или коммерческих фирм, и процесс корректировки уровня цен в соответствии с новой денежной массой продолжается, поскольку они затем тратят новые деньги, и они циркулируют из рук в руки и по счетам. для учета через экономику.

Попутно это сначала поднимает одни цены, а затем другие цены. Это последовательное изменение покупательной способности и цен (известное как эффект Кантильона) означает, что процесс инфляции не только увеличивает общий уровень цен с течением времени, но также искажает относительные цены, заработную плату и нормы прибыли на этом пути. Экономисты в целом понимают, что отклонения относительных цен от их экономического равновесия вредны для экономики, и австрийские экономисты даже считают, что этот процесс является одним из основных факторов циклов рецессии в экономике.

Контроль над инфляцией

Финансовый регулятор страны несет важную ответственность по сдерживанию инфляции. Это осуществляется путем реализации мер посредством денежно-кредитной политики, которая относится к действиям центрального банка или других комитетов, определяющих размер и темпы роста денежной массы.

В США цели денежно-кредитной политики ФРС включают умеренные долгосрочные процентные ставки, стабильность цен и максимальную занятость, и каждая из этих целей предназначена для содействия стабильной финансовой среде.Федеральная резервная система четко сообщает о долгосрочных целях по инфляции, чтобы поддерживать стабильный долгосрочный уровень инфляции, который считается выгодным для экономики.

Стабильность цен - или относительно постоянный уровень инфляции - позволяет предприятиям планировать будущее, поскольку они знают, чего ожидать. ФРС считает, что это будет способствовать максимальной занятости, которая определяется немонетарными факторами, которые меняются во времени и, следовательно, могут изменяться. По этой причине ФРС не ставит конкретной цели по максимальной занятости, и она во многом определяется оценками работодателей.Максимальная занятость не означает нулевую безработицу, поскольку в любой момент времени существует определенный уровень нестабильности, когда люди покидают свои места и открывают новые рабочие места.

Денежные власти также принимают исключительные меры в экстремальных условиях экономики. Например, после финансового кризиса 2008 года ФРС США сохранила процентные ставки около нуля и реализовала программу покупки облигаций, называемую количественным смягчением. Некоторые критики программы утверждали, что она вызовет всплеск инфляции в США.S. доллар, но инфляция достигла пика в 2007 году и неуклонно снижалась в течение следующих восьми лет. Существует множество сложных причин, по которым количественное смягчение не привело к инфляции или гиперинфляции, хотя самое простое объяснение состоит в том, что рецессия сама по себе была очень заметной дефляционной средой, и количественное смягчение поддерживало ее последствия.

Следовательно, политики США пытались удерживать инфляцию на уровне около 2% в год. Европейский центральный банк также проводил агрессивное количественное смягчение, чтобы противостоять дефляции в еврозоне, и в некоторых местах наблюдались отрицательные процентные ставки из-за опасений, что дефляция может закрепиться в еврозоне и привести к экономической стагнации.

Более того, страны с более высокими темпами роста могут выдержать более высокие темпы инфляции. Цель Индии - около 4%, а Бразилия - 4,25%.

50%

Гиперинфляция часто описывается как период инфляции 50% и более в месяц.

Хеджирование от инфляции

Акции считаются лучшим средством защиты от инфляции, поскольку рост цен на акции включает в себя эффекты инфляции. Поскольку пополнение денежной массы практически во всех современных экономиках происходит в виде вливаний банковских кредитов через финансовую систему, большая часть непосредственного воздействия на цены происходит в финансовых активах, которые оцениваются в валюте, таких как акции.

Кроме того, существуют специальные финансовые инструменты, которые можно использовать для защиты инвестиций от инфляции. К ним относятся казначейские ценные бумаги с защитой от инфляции (TIPS), казначейские ценные бумаги с низким уровнем риска, которые индексируются с учетом инфляции, при этом основная инвестируемая сумма увеличивается на процент от инфляции.

Можно также выбрать паевой инвестиционный фонд TIPS или биржевой фонд (ETF) на основе TIPS. Чтобы получить доступ к акциям, ETF и другим фондам, которые могут помочь избежать опасностей инфляции, вам, вероятно, понадобится брокерский счет.Выбор биржевого маклера может быть утомительным процессом из-за их большого разнообразия.

Золото также считается страховкой от инфляции, хотя, оглядываясь назад, кажется, что это не всегда так.

Экстремальные примеры инфляции

Поскольку все мировые валюты являются бумажными деньгами, денежная масса может быстро увеличиваться по политическим причинам, что приведет к быстрому повышению уровня цен. Самый известный пример - гиперинфляция, поразившая Веймарскую республику Германии в начале 1920-х годов.Страны, победившие в Первой мировой войне, потребовали от Германии репараций, которые не могли быть выплачены в немецкой бумажной валюте, поскольку они имели подозрительную стоимость из-за государственных займов. Германия пыталась печатать бумажные банкноты, покупать на них иностранную валюту и использовать ее для оплаты своих долгов.

Эта политика привела к быстрой девальвации немецкой марки, и развитие сопровождалось гиперинфляцией. Немецкие потребители отреагировали на цикл тем, что попытались потратить свои деньги как можно быстрее, понимая, что чем дольше они будут ждать, тем меньше они будут стоить.Все больше и больше денег хлынуло в экономику, и их стоимость резко упала до такой степени, что люди заклеили бы стены практически бесполезными счетами. Подобные ситуации имели место в Перу в 1990 году и Зимбабве в 2007–2008 годах.

Часто задаваемые вопросы

Что вызывает инфляцию?

Существует три основных причины инфляции: инфляция спроса, инфляция издержек и встроенная инфляция. Под инфляцией спроса понимаются ситуации, когда производится недостаточно товаров или услуг для удовлетворения спроса, что вызывает рост цен на них.

С другой стороны, инфляция издержек возникает, когда стоимость производства продуктов и услуг повышается, что вынуждает предприятия повышать цены.

Наконец, встроенная инфляция - иногда называемая «спиралью заработной платы и цен» - возникает, когда работники требуют более высокой заработной платы, чтобы не отставать от роста стоимости жизни. Это, в свою очередь, заставляет предприятия повышать цены, чтобы компенсировать рост затрат на заработную плату, что приводит к самоусиливающейся петле роста заработной платы и цен.

Инфляция - это хорошо или плохо?

Слишком высокая инфляция обычно считается вредным явлением для экономики, в то время как слишком низкая инфляция также считается вредной.Многие экономисты выступают за средний уровень инфляции от низкой до умеренной, около 2% в год.

Вообще говоря, более высокая инфляция вредит вкладчикам, поскольку снижает покупательную способность сбереженных ими денег. Однако это может принести пользу заемщикам, поскольку стоимость их непогашенной задолженности с поправкой на инфляцию со временем сокращается.

Каковы последствия инфляции?

Инфляция может повлиять на экономику по-разному. Например, если инфляция приводит к падению национальной валюты, это может принести пользу экспортерам, сделав их товары более доступными, если цены будут установлены в валюте иностранных государств.

С другой стороны, это может нанести вред импортерам, поскольку у них товары иностранного производства становятся дороже. Более высокая инфляция также может стимулировать расходы, поскольку потребители будут стремиться покупать товары как можно быстрее, прежде чем их цены продолжат расти. С другой стороны, вкладчики могли видеть, как реальная ценность своих сбережений снижается, ограничивая их способность тратить или инвестировать в будущее.

«Это я» против «Это я»: что правильно?

Привет, это я. Это лирика, да? … Или должно быть ?

И I , и me - местоимения.Но между ними есть четкое различие: I - это то, что известно как подлежащее местоимение, а me - объектное местоимение. Что это значит в случае это я и это я ?

Когда говорить «Это я»

Фраза это I правильна для официального письма. Традиционно использование I уместно, когда оно следует за связывающим глаголом, например, - это , было или было . Связывающие глаголы скорее выражают состояние бытия, чем описывают действие. Обычно они сочетаются с подлежащими местоимениями. Предметные местоимения включают I , he , she , они и we . Они ссылаются на человека, выполняющего действие в предложении.

В письменной форме это I иногда показывает звания или формальные отношения. Например, в книге Джейн Остин «Чувство и чувствительность » Джон Уиллоуби говорит миссис Уиллоуби.Дэшвуд, «. Это я, , скорее всего, могу ожидать, что заболею, потому что сейчас я страдаю от очень тяжелого разочарования!» Чувство и чувствительность был опубликован в 1811 году, в период времени, когда от настоящего молодого человека ожидалось, что он будет официально разговаривать с пожилой женщиной.

Примеры Это I в предложении

Поскольку это I настолько формально, что не часто встречается в повседневных разговорах, статьях или книгах. Его можно найти в более старых текстах, таких как Библия: Это Я, не бойтесь (Иоанна 6:20).Его также можно использовать так:

  • Это я, , она хочет увидеть сегодня вечером.
  • Возможно, это я, , должен отказаться от участия в голосовании.
  • Я думаю, это я, , должен просить у вас прощения.
  • Это Джо? - Это я .

Поднимите свою игру по грамматике на новый уровень с помощью личного тренера по грамматике ™! Начни прямо сейчас, бесплатно!

Когда говорить «Это я»

Это я (или это я ) считается неформальным стилем.Сегодня большинство носителей английского языка используют . Это я вместо . Это я .

Me обычно является объектным местоимением . В большинстве случаев это означает, что он получает действие в предложении. Например, в Моя сестра дала мне книгу , говорящий - получатель , давая . Использование me во фразе it is me не является типичным использованием местоимения, поскольку здесь нет действия, которое можно было бы получить.

Это я чаще используется в повседневной речи. Книга Джуди Блюм, Are You There God? Это я, Маргарет , использует неформальную фразу в названии и на протяжении всей работы. В этом романе для молодых взрослых Маргарет решает вопросы и проблемы своей жизни, разговаривая с Богом. Поскольку Маргарет 11-летняя девочка, она небрежно говорит: «Ты что, Бог? Это я , Маргарет. Мы переезжаем сегодня ". Она разговаривает с тем, кому доверяет и которому доверяет, поэтому в формальностях нет необходимости.

Примеры Это я в предложении

  • С этой новой стрижкой никто не знает , это я .
  • Вы можете сказать что угодно. Ты говоришь со мной .
  • Это я на картинке.
  • Это Лу? - Да , это я .

В общем, и , и я, и , и , и я, - допустимые способы представиться. Просто , это , более формальный и для современного уха может звучать старомодно. Это я, , более непринужденный и непринужденный, и вы с большей вероятностью услышите это в современных разговорах.

Выступление президента Байдена на пресс-конференции

Hôtel du Parc des Eaux-Vives
Женева, Швейцария

7:20 вечера CEST

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это был долгий день для всех вас. (Смеется.) Я знаю, что попасть на предварительную встречу было легко. Не было проблем с проникновением в эти двери, не так ли?

Ладно, всем привет.Что ж, я только что закончил последнее заседание в долгой поездке на этой неделе, американо-российский саммит.

И я знаю, что вокруг этой встречи было много шумихи, но для меня это довольно просто - встреча. Во-первых, как знают те из вас, кто какое-то время прикрывал меня, нет замены личному диалогу между лидерами. Никто. И на нас с Президентом Путиным лежит уникальная ответственность за управление отношениями между двумя могущественными и гордыми странами - отношениями, которые должны быть стабильными и предсказуемыми.И он должен уметь - мы должны уметь сотрудничать там, где это в наших общих интересах.

И там, где у нас есть разногласия, я хотел, чтобы президент Путин понял, почему я говорю то, что говорю, и почему я делаю то, что делаю, и как мы будем реагировать на конкретные действия, которые наносят ущерб интересам Америки.

Итак, я сказал президенту Путину, что мои планы не направлены против России или кого-либо еще; это для американского народа: борьба с COVID-19; восстановление нашей экономики; восстановление наших отношений с союзниками и друзьями по всему миру; и защищая наш народ.Это моя обязанность как президента.

Я также сказал ему, что ни один президент Соединенных Штатов не смог бы сохранить веру в американский народ, если бы он не выступил в защиту наших демократических ценностей, отстаивал всеобщие права и основные свободы, которыми обладают все мужчины и женщины, в наш взгляд. Это просто часть ДНК нашей страны.

Итак, права человека всегда будут на столе, сказал я ему. Дело не в том, чтобы просто преследовать Россию, когда они нарушают права человека; дело в том, кто мы есть.Как я мог быть президентом Соединенных Штатов Америки и не выступать против нарушения прав человека?

Я сказал ему, что, в отличие от других стран, включая Россию, мы являемся уникальным продуктом идеи. Вы слышали, как я говорил это раньше, снова и снова, но я собираюсь повторять это и дальше. Что это за идея? Мы не получаем свои права от правительства; мы обладаем ими, потому что мы рождены - точка. И мы уступаем их правительству.

Итак, на форуме я указал ему, что именно поэтому мы собираемся выразить нашу озабоченность по поводу таких дел, как Алексей Навальный.Я дал понять президенту Путину, что мы продолжим поднимать вопросы основных прав человека, потому что это то, что мы есть, это то, что мы есть. Идея такова: «Мы считаем самоочевидной истину, что все мужчины и женщины…» Мы не соответствовали этому полностью, но мы всегда расширяли дугу обязательств и вовлекали все больше и больше людей.

И я поднял дело двух незаконно заключенных в тюрьму американских граждан: Пола Уилана и Тревора Рида.

Я также рассказал о возможностях работы Радио Свободная Европа и Радио Свобода, а также о важности свободной прессы и свободы слова.

Я дал понять, что мы не потерпим попыток нарушить наш демократический суверенитет или дестабилизировать наши демократические выборы, и мы ответим.

Суть в том, что я сказал президенту Путину, что у нас должны быть некоторые основные правила дорожного движения, которые мы все можем соблюдать.

Я также сказал, что есть области, в которых у нас есть взаимный интерес к сотрудничеству, для нашего народа - русского и американского народа - но также на благо мира и безопасности мира.Одно из таких направлений - стратегическая стабильность.

Вы меня много раз спрашивали, о чем я буду говорить с Путиным. Перед тем как приехать, я сказал вам, что веду переговоры только с человеком. И теперь я могу сказать вам, что я собирался делать все это время, а именно обсуждать и поднимать вопрос о стратегической стабильности и пытаться создать механизм, с помощью которого мы справились бы с этим.

Мы подробно обсудили следующие шаги, которые наши страны должны предпринять в отношении мер контроля над вооружениями - шаги, которые нам необходимо предпринять для снижения риска непреднамеренного конфликта.

И я рад, что он согласился сегодня начать двусторонний диалог о стратегической стабильности - дипломатическое слово для слов, соберите наших военных экспертов и наших - наших дипломатов вместе для работы над механизмом, который может привести к контролю над новыми, опасными и изощренными появившееся сейчас оружие, которое сокращает время реакции и повышает вероятность случайной войны. И мы подробно остановились на том, что это были за системы вооружения.

Еще одной областью, на которую мы потратили много времени, была кибербезопасность и кибербезопасность.Я говорил о предложении, что определенная критическая инфраструктура должна быть закрыта для атак - точка - кибер или любыми другими средствами. Я дал им список, если не ошибаюсь - передо мной его нет - 16 конкретных сущностей; 16 определяется как критически важная инфраструктура в соответствии с политикой США, от энергетического сектора до наших систем водоснабжения.

Конечно, принцип - это одно. Это должно подкрепляться практикой. Ответственные страны должны принять меры против преступников, которые осуществляют деятельность с использованием программ-вымогателей на их территории.

Итак, мы договорились поручить экспертам в обеих - обеих наших странах работать над определенным пониманием того, что запрещено, и следить за конкретными делами, которые происходят в других странах - любой из наших стран.

Есть длинный список других проблем, над которыми мы потратили время, от насущной необходимости сохранить и вновь открыть гуманитарные коридоры в Сирии, чтобы мы могли получать продукты питания - простые продукты питания и предметы первой необходимости, до людей, умирающих от голода; как его построить и как в интересах как России, так и Соединенных Штатов обеспечить, чтобы Иран - Иран - не приобрел ядерное оружие.Мы договорились там работать вместе, потому что это так же интересно - интересы России, как и наши. И как мы можем сделать так, чтобы Арктика оставалась регионом сотрудничества, а не конфликта.

Я поймал часть пресс-конференции президента и Путина, и он говорил о том, что нам необходимо иметь какой-то образ действий, в котором мы должны обеспечить, чтобы Арктика была фактически свободной зоной.

И о том, как каждый из нас может внести свой вклад в общие усилия по предотвращению возрождения терроризма в Афганистане.В интересах России не допустить возрождения терроризма в Афганистане.

Есть и более сложные области. Я сообщил о непоколебимой приверженности Соединенных Штатов суверенитету и территориальной целостности Украины.

Мы договорились продолжить дипломатию, связанную с Минскими соглашениями. И я разделил наши опасения по поводу Беларуси. Он был согласен с тем, что произошло; у него просто другой взгляд на то, что с этим делать.

Но я знаю, что у вас много вопросов, поэтому позвольте мне закончить этим: было важно встретиться лично, чтобы не было ошибки или искажения того, что я хотел сообщить.

Я сделал то, для чего пришел: номер один, определил области практической работы, которую наши две страны могут сделать для продвижения наших общих интересов, а также на благо всего мира.

Во-вторых, сообщайте напрямую - напрямую, что Соединенные Штаты будут реагировать на действия, которые наносят ущерб нашим жизненным интересам или интересам наших союзников.

И в-третьих, чтобы четко изложить приоритеты нашей страны и наши ценности, чтобы он услышал это прямо от меня.

И я должен вам сказать, тон всех собраний - я полагаю, это было в общей сложности четыре часа - был - был хорошим, позитивным.Не было предпринято никаких решительных действий. Где мы не согласились - я не согласился, указал, где это было. Он заявил, что не согласен с этим. Но это было сделано не в гиперболической атмосфере. Это слишком много из того, что происходит.

За эту последнюю неделю я верю - я надеюсь - Соединенные Штаты показали миру, что мы вернулись и поддерживаем наших союзников. Мы сплотили наши коллеги-демократические страны, чтобы они взяли на себя согласованные обязательства и взяли на себя самые большие вызовы, с которыми сталкивается наш мир.

И теперь мы установили четкую основу того, как мы намерены вести себя с Россией и США.Южно-российские отношения.

Впереди еще много работы. Я не предлагаю, чтобы что-то из этого было сделано, но мы проделали большую работу во время этой поездки.

И прежде чем я отвечу на ваши вопросы, я хочу сказать еще одну вещь. Народ, слушайте, это о том, как мы продвигаемся отсюда. Это - я снова слушал значительную часть пресс-конференции президента Путина, и, как он указал, речь идет о практических, простых, серьезных решениях, которые мы должны принимать или не принимать.

В течение следующих шести месяцев или года мы узнаем, действительно ли у нас действительно важен стратегический диалог. Узнаем, работаем ли мы над всем, начиная с освобождения людей в российских тюрьмах или нет. Мы выясним, есть ли у нас договоренность о кибербезопасности, которая наведет порядок.

Потому что, смотрите, страны, которые, скорее всего, пострадают - если этого не сделать - это самые крупные страны. Например, когда я рассказывал о трубопроводе, который кибер-атаковал за 5 миллионов долларов - о том, что программа-вымогатель ударила в Соединенных Штатах, я посмотрела на него и сказала: «Ну, как бы вы себя почувствовали, если бы программа-вымогатель захватила трубопроводы с ваших нефтяных месторождений? ” Он сказал, что это будет иметь значение.

Дело не только в наших личных интересах; это обоюдный корыстный интерес.

Я отвечу на ваши вопросы. И, как обычно, ребята, они дали мне список людей, которым я собираюсь позвонить.

Итак, Джонатан, Ассошиэйтед Пресс.

Q Спасибо, сэр. Разведка США сообщила, что Россия пыталась вмешаться в последние два президентских выбора и что российские группировки стоят за взломами, такими как SolarWinds, и некоторыми из упомянутых вами атак с использованием программ-вымогателей.Путин на своей пресс-конференции только что не взял на себя ответственности за любые проступки. Ваш предшественник предпочел не требовать от Путина прекращения этих сбоев. Так что же конкретно, сэр, вы достигли сегодня, чтобы этого больше не повторилось? И какими последствиями вы угрожали?

ПРЕЗИДЕНТ: Остановил ли я это снова - он знает, что я приму меры, как и мы, когда - в последний раз. Произошло следующее: мы, по сути, дали понять, что не собираемся и дальше позволять этому продолжаться.Конечным результатом было то, что мы ушли - они ушли оттуда послов, и мы закрыли некоторые из их объектов в Соединенных Штатах и ​​так далее. И он знает, что есть последствия.

Послушайте, одно из последствий, которое я знаю - я не знаю; Я не должен этого говорить; это несправедливо с моей стороны - я подозреваю, что вы все можете думать, что это не имеет значения, но я уверен, что это важно для него - уверен, что это важно для него и других мировых лидеров больших стран: его авторитет во всем мире падает.

Давайте уточним: как было бы, если бы остальной мир считал Соединенные Штаты вмешивающимися в выборы непосредственно в других странах, и все это знали бы? Как бы это было, если бы мы занимались тем, чем он занимается? Это снижает положение страны, которая отчаянно пытается сохранить свое положение в качестве крупной мировой державы.

И дело не только в том, что я делаю; это то, что действия других стран - в данном случае России - противоречат международным нормам.Это цена, которую они платят. Они не ... они не могут диктовать, что происходит в мире. Есть и другие важные государства, например, Соединенные Штаты Америки.

Q Г-н Президент, быстро продолжите ту же тему последствий. Вы только что сказали, что много говорили с ним о правах человека. Что, по вашему мнению, произойдет в случае смерти лидера оппозиции Алексея Навального?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я дал ему понять, что считаю, что последствия этого будут разрушительными для России.

Я вернусь к тому же вопросу: как вы думаете, что происходит, когда он говорит: «Дело не в том, чтобы навредить Навальному», - ну, вы знаете, все то, что он говорит, чтобы рационализировать отношение к Навальному, - а затем он умирает в тюрьме?

Я указал ему, что на самом деле это очень важно, когда страна - и они спросили меня, почему я считаю важным продолжать иметь проблемы с президентом Сирии. Я сказал: «Потому что он нарушает международные нормы. Это называется Договор о химическом оружии.Нельзя доверять.

Речь идет о доверии. Дело в их способности положительно влиять на другие страны.

Послушайте, вы бы хотели обменять нашу экономику на экономику России? Хотите торговать? И, кстати, мы говорили о торговле. У меня нет проблем с ведением бизнеса с Россией, если они делают это в соответствии с международными нормами. В наших интересах, чтобы россияне преуспели в экономическом плане. У меня нет проблем с этим.

Но если они не действуют в соответствии с международными нормами, то угадайте, что? Этого не произойдет - этого не произойдет только с нами, этого не произойдет с другими странами.И он вроде как говорил об этом - не так ли, сегодня? - о том, как нужно выходить на другие страны, чтобы инвестировать в Россию. Не будут до тех пор, пока будут уверены, что, по сути, нарушения -
,
Например, американский бизнесмен, находившийся под домашним арестом. И я указал: «Вы хотите, чтобы американский бизнес инвестировал? Отпусти его. Измените динамику ». Потому что американские бизнесмены не готовы - они не готовы появиться. Они не хотят торчать в Москве.

Я имею в виду, я ... слушайте, ребята, я знаю, что мы делаем внешнюю политику таким великим, великим умением, которое каким-то образом похоже на секретный код.Практика - вся внешняя политика, это логическое продолжение личных отношений. Так устроена человеческая природа.

И поймите, когда вы управляете страной, которая не соблюдает международные нормы, и при этом вам нужно каким-то образом управлять этими международными нормами, чтобы вы могли пользоваться вытекающими из них выгодами, это причиняет вам боль. Это неудовлетворительный ответ: «Байден сказал, что вторгнется в Россию». Вы знаете, это не так - вы знаете. Кстати, это была шутка. Это не правда.

Но, в общем, я хочу сказать, что это сложнее, чем это.


Дэвид Сэнгер. Я думал, что видел Дэвида. Вот он.

Q Спасибо, господин Президент. В преддверии этой дискуссии было много разговоров о том, что две страны погрузились в холодную войну. И мне интересно, возникло ли что-нибудь из того, что вы выяснили в ходе обсуждения, что заставило вас подумать, что он ...

ПРЕЗИДЕНТ: С вашего разрешения, я собираюсь снять пальто.Солнышко жаркое.

Q - что-нибудь, что могло бы заставить вас думать, что г-н Путин решил отойти от своей фундаментальной роли подрывника, особенно подрывника НАТО и Соединенных Штатов?

И если бы я мог просто продолжить ваше описание того, как вы дали ему список критически важной инфраструктуры в Соединенных Штатах. Вы очень четко изложили, что будет наказанием за вмешательство в эту критически важную инфраструктуру? Вы оставили это расплывчатым? Он как-то на это отреагировал?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Позвольте мне ответить на ваш первый ... ну, я отвечу на второй вопрос, первый.

Я указал ему, что у нас есть значительный кибер-потенциал. И он это знает. Он точно не знает, что это, но это важно. И если на самом деле они нарушат эти основные нормы, мы ответим кибернетической угрозой. Он знает.

Q В киберпространстве.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: В киберпространстве.

Номер два, я - я думаю, что последнее, чего он сейчас хочет, - это холодная война. Не цитируя его - что я считаю неуместным - позвольте мне задать риторический вопрос: у вас многотысячная граница с Китаем.Китай движется вперед, как говорится, одержимый выборами, стремясь стать самой мощной экономикой в ​​мире и самой большой и самой мощной армией в мире.

Вы находитесь в ситуации, когда ваша экономика испытывает трудности, и вам нужно двигаться более агрессивно с точки зрения ее роста. А вы - я не думаю, что он хочет холодной войны с Соединенными Штатами.

Я не думаю, что дело в… как я сказал ему, я сказал: «Между вашим поколением и моим примерно 10 лет.Это не момент «кумбая», как вы говорили в 60-х годах в Соединенных Штатах, например: «Давайте обниматься и любить друг друга». Но это явно не в чьих-либо интересах - в вашей стране или в моих - для нас. оказаться в ситуации, когда мы находимся в новой холодной войне ». И я искренне верю, что он так думает - он это понимает.

Но это не значит, что он готов, цитируя, образно говоря, «сложить оружие» и сказать: «Давай». Я считаю, что он до сих пор обеспокоен тем, чтобы быть, цитирую, «окруженным».«Он по-прежнему обеспокоен тем, что мы на самом деле хотим его убить и так далее. У него все еще есть эти опасения, но я не думаю, что они являются движущей силой тех отношений, которые он ищет с Соединенными Штатами.

Дженнифер. Дженнифер Джейкобс.

Q Спасибо, господин Президент. Есть ли какая-то конкретная причина, по которой саммит длился всего около трех часов? Мы знаем, что вы могли выделить четыре-пять часов. Была ли какая-то причина, по которой он был короче?

И тоже - президент Путин сказал, что никаких угроз или запугивания не применялось.Согласны ли вы с такой оценкой, что не было угроз или запугивания?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да.

Q А также, касались ли вы Афганистана и безопасного вывода войск?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да. Да, да и да. Вернусь к первой части.

Причина, по которой он не продлился, заключается в следующем: когда в последний раз главы двух государств проводили более двух часов в прямом разговоре за столом, вдаваясь в мучительные подробности? Вы можете знать время; Я не.Я не могу придумать ни одного.

Итак, нам не понадобилось, когда мы прошли, когда мы привели большую группу - нашу оборону, нашу разведку и наши иностранные - ну, наш - мой министр иностранных дел - не был министром иностранных дел - моим секретарем Государство было со мной все время - наш посол и так далее. Мы пригласили всех. Мы так много накрыли.

Итак, он и я сделали краткое изложение того, что мы рассмотрели. Лавров и Блинкен говорили о том, что мы рассказали. Мы подняли вещи, которые требовали большего внимания, или позаботились о том, чтобы у нас не было недоразумений.И - и так оно и было - это было - как бы, после двух часов, проведенных там, мы посмотрели друг на друга, типа: «Ладно, а что дальше?»

Что будет дальше, так это то, что мы сможем оглянуться назад - заглянуть в будущее через три-шесть месяцев и сказать: «А то, что мы договорились сесть и попытаться решить, сработало? Ближе ли мы - приближаемся ли мы к серьезным переговорам о стратегической стабильности и прогрессу? Продвигаемся ли мы дальше по… »- и идем дальше. Это будет тест.

Я не сижу здесь и говорю, потому что мы с Президентом договорились, что мы сделаем все это, что внезапно это сработает.Я этого не говорю. Я хочу сказать, что есть реальная перспектива значительного улучшения отношений между нашими двумя странами без того, чтобы мы отказались от единственного, уединенного дела, основанного на принципах и / или ценностях.

Q Угрозы не поступали?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет, нет, нет. Нет. Никаких угроз не было. На самом деле, я слышал, что сегодня он цитировал мою маму и других людей. Было - это было очень, как мы говорим - что вас шокирует, исходящее от меня - несколько разговорной речи.И мы говорили о базовых, базовых, фундаментальных вещах. Было - это было - и вы знаете, как я себя чувствую: я объясняю вещи на личном основании. «Что будет, если», например.

Итак, угроз нет, есть простые утверждения. И никакого «Ну, если ты сделаешь это, то мы сделаем это» - я не сказал ничего такого. Это просто давало ему понять, где я стою; то, что я думал, мы могли бы достичь вместе; и что, собственно, - если бы было - если бы имели место нарушения американского суверенитета, что бы мы делали.

Q Можете ли вы поделиться тем, что вы спросили его об Афганистане? В чем конкретно вы просили Афганистан и войска США?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет, он спросил нас об Афганистане. Он сказал, что надеется, что мы сможем поддерживать некоторый мир и безопасность, и я сказал: «Это во многом связано с вами». Он указал, что готов, цитирую, «помочь» в Афганистане - сейчас я не буду вдаваться в подробности; и помощь по Ирану; и помощь - и, в свою очередь, мы сказали ему, что мы хотим сделать относительно обеспечения стабильности и экономической безопасности или физической безопасности для людей Сирии и Ливии.

Итак, у нас были эти обсуждения.

Ямиче.

Q Большое спасибо, господин президент. Вы - вы сказали, что не угрожали. Были ли предъявлены ультиматумы в отношении программ-вымогателей? И как вы будете измерять успех, особенно когда речь идет об этих рабочих группах по российскому вмешательству и по кибербезопасности?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это будет очень легко. Они тоже - например, по кибербезопасности, будем ли мы работать над тем, где они будут принимать меры против преступников-вымогателей на территории России? Они этого не сделали.В данном случае я не думаю, что они это планировали. И они… они собираются действовать? Мы узнаем.

Обязуемся ли мы - что мы можем предпринять, чтобы действовать в отношении чего-либо, нарушающего международные нормы, что отрицательно сказывается на России? Что мы собираемся делать?

Итак, я думаю, у нас есть реальные возможности переехать. И я думаю, что одна из вещей, которые я заметил, когда у нас было большое собрание, это то, что люди, которые очень, очень хорошо информированы, начали думать: «Вы знаете, это может быть настоящей проблемой.«Что произойдет, если эта группа вымогателей находится во Флориде или в штате Мэн и примет меры, как я уже сказал, на их - их единственном спасательном круге для их экономики: нефти? Это было бы ужасно. И они такие - вы могли видеть, как они вроде как говорят: «Ой, мы сделаем это», но типа «Ух ты».

Так что это в - в интересах всех, чтобы эти действия выполнялись. Но мы посмотрим, что происходит с этими группами, которые мы объединяем.

Q Могу я задать быстрый уточняющий вопрос?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: (Смеется.) Третий, да. Вперед, продолжать.

Q Г-н президент, когда президента Путина сегодня допрашивали о правах человека, он сказал, что причина, по которой он расправляется с лидерами оппозиции, заключается в том, что он не хочет, чтобы в России произошло что-то вроде 6 января. И он также сказал, что не хочет, чтобы такие группы формировались, как Black Lives Matter. Что вы на это ответите, пожалуйста?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: (Смеется.) Мой ответ похож на то, что я сказал - что я думаю, что это - это нелепое сравнение.Одно дело для буквально преступников прорваться через кордон, войти в Капитолий, убить полицейского и привлечь к ответственности, чем для людей, протестующих и марширующих на Капитолий со словами: «Вы не позволяете мне говорить свободно. Вы не позволяете мне делать A, B, C или D. "

Итак, это очень разные критерии.

Стив. Стив Холланд, Рейтер.

Q Президент - извините - Президент Путин сказал, что удовлетворен ответом на ваш комментарий о том, что он «убийца».«Не могли бы вы выразить нам свою позицию по этому поводу? Что ты ему сказал?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Доволен. Зачем мне поднимать этот вопрос снова? (Смеется.)

Q И теперь, когда вы поговорили с ним, вы верите, что можете ему доверять?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Послушайте, дело не в доверии; это о своекорыстии и проверке корысти. Вот о чем речь. Итак, я - практически почти - почти любой, с кем я мог бы заключить соглашение, затрагивающее интересы американского народа, я не говорю: «Ну, я вам доверяю.Без проблем." Давай посмотрим что происходит.

Вы знаете, как гласит это старое выражение: «Доказательство пудинга - еда». Мы скоро узнаем.

Игорь, Радио Свободная Европа и Радио Свобода.

Q Здравствуйте, господин Президент. Здравствуйте, господин президент -

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Вы хотите пойти в тень? Ты не можешь - ты видишь?

Q Спасибо. Ага. Ага-ага. (Смех.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Хорошо.

Q Да.Итак, я думаю, вы знаете, что нападения на гражданское общество и свободную прессу продолжаются внутри России.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Да.

Q Например, Радио Свободная Европа -

ПРЕЗИДЕНТ: Да.

Q - Радио Свобода; Голос Америки; Телеканал Current Time, на котором я работаю, являются иностранными агентами, а также несколькими другими независимыми СМИ. Итак, нас фактически вытесняют из России через 30 лет после того, как президент Ельцин пригласил нас.

Мой вопрос: после ваших переговоров с президентом Путиным, насколько вы думаете, насколько он заинтересован в улучшении медиа-климата в России?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я бы не сказал так, с точки зрения улучшения климата.Фактически, я бы сказал, насколько он заинтересован в полировке репутации России, которая не рассматривается как противоречащая демократическим принципам и свободе слова.

Такого суждения я сделать не могу. Я не знаю. Но это не потому, что я думаю, что он - он заинтересован в изменении природы закрытого общества или действий закрытого правительства относительно того, что, по его мнению, является правом правительства делать то, что оно делает; это совсем другой подход.

И, знаете, есть пара действительно хороших биографий - я сказал ему, что прочитал пару - я прочитал почти все, что он написал, и его речи.И — и я прочитал пару очень хороших биографий, которые есть у многих из вас.

И я думаю, что я указал ему, что у России была возможность - в тот краткий блестящий момент после Горбачева и после того, как все начало кардинально меняться - фактически сформировать демократическое правительство. Но случилось то, что произошло: это провалилось, и среди русских интеллектуалов шла великая гонка за определение того, какую форму правления они выберут и как они ее выберут.

И, исходя из того, во что я верю, мистерПутин решил, что Россия всегда была крупной международной державой, когда она была полностью объединена как российское государство, а не на основе идеологии - будь то возвращение к царю и наркому, прямо к революции - русской революции и туда, где они сегодня.

И я думаю, что мне ясно - и я сказал это - что я думаю, что он решил, что способ для России быть в состоянии поддерживать себя как великую - цитирую, «великая держава» - это фактически объединить Русский народ опирается только на силу правительства - правительство контролирует - не обязательно идеологически, но правительство.

И я думаю, что это - это выбор, который был сделан. Я думаю, что ... я ... я не собираюсь сомневаться в том, могло ли это быть принципиально иначе. Но я действительно думаю, что Россия не может оставаться одной из великих держав мира.

Q Сэр, еще один вопрос -

Q Еще один вопрос - по COVID-19, господин Президент -

Q Сэр, не могли бы мы задать вам еще один вопрос, пожалуйста, сэр? Спасибо, сэр. Разве сегодня в этом разговоре поднимался военный ответ? Вы - с точки зрения красной линии, которую вы обозначили, - является ли военный ответ вариантом для атаки с использованием программ-вымогателей?

И президент Путин на своей пресс-конференции назвал вас «опытным человеком.«Ты сказал ему, что у него нет души. У вас есть более глубокое понимание его после этой встречи?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Спасибо. Спасибо большое.

Q Господин президент -

Q Но что касается военных - военный ответ, сэр?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Нет, мы не говорили о военном ответе.

Q В духе того, что вы говорите, г-н Президент, что нет альтернативы личному диалогу, а также в соответствии с тем, что вы сказали в НАТО, что самые большие проблемы сейчас - это Россия и Китай - вы говорили много раз о том, как вы провели с президентом Си, возможно, больше времени, чем с любым другим мировым лидером.

Итак, настанет ли время, когда вы могли бы позвонить ему, старому другу старого друга, и попросить его открыть Китай для исследователей Всемирной организации здравоохранения, которые пытаются разобраться в COVID-19?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Давайте кое-что проясним. Мы хорошо знаем друг друга; мы не старые друзья. Это просто бизнес.

Q Итак, я думаю, мой вопрос будет заключаться в том, что вы сказали, что собираетесь оказать давление на Китай. Вы подписались под коммюнике G7, в котором говорилось, что вы - G7 призывали Китай открыться, чтобы впустить следователей.Но Китай в основном заявляет, что больше не хочет, чтобы им мешали. Итак, что происходит сейчас?

ПРЕЗИДЕНТ: Воздействие - отношение мира к Китаю по мере его развития. Китай очень старается представить себя ответственным и - и очень, очень приветливым государством; что они очень стараются рассказать о том, как они принимают и помогают миру с точки зрения COVID-19 и вакцин. И они очень стараются.

Послушайте, некоторые вещи вам не нужно объяснять людям мира.Они видят результаты. Неужели Китай действительно пытается разобраться в этом?

Одна вещь, которую мы обсуждали, как я уже сказал вам, в ЕС, в G7 и с НАТО: что мы должны делать и что я собираюсь сделать, это сплотить мир для работы над тем, что будет физическим механизмом, доступным для раннего обнаружения следующей пандемии, и будет иметь механизм, с помощью которого мы сможем отреагировать на нее и отреагировать на нее раньше. Это должно произойти. Это должно произойти. И нам нужно это сделать.

Спасибо.

Q Есть какие-нибудь улучшения в отношении задержанных американцев, сэр?

Q Что Путин сказал о Поле Уилане и Треворе Риде?

Q Сэр, что вы скажете семьям задержанных американцев?

Q Президент Байден, почему вы так уверены в себе Россия -

ПРЕЗИДЕНТ: Я надеюсь на семьи задержанных американцев.

Q Скажи еще раз; мы вас не слышим.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я сказал, что приехали семьи задержанных американцев, и мы обсудили это.Мы продолжим это обсуждение. Я ... я не собираюсь отказываться от этого вопроса.

Q Почему вы так уверены, что он изменит свое поведение, господин президент?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Я не уверен, что он изменит свое поведение. Где, черт возьми, что ты делаешь все время? Когда я сказал, что уверен? Я сказал -

В. Вы сказали, что в следующие шесть месяцев вы сможете определить -

ПРЕЗИДЕНТ: Я сказал - то, что я сказал, - давайте разберемся.Я сказал: «Что изменит их поведение, так это если остальной мир отреагирует на них, и это уменьшит их положение в мире». Я ни в чем не уверен; Я просто констатирую факт.

В. Но, учитывая, что его поведение в прошлом не изменилось, и на этой пресс-конференции, посидев с вами несколько часов, он отрицал свою причастность к кибератакам; он преуменьшил значение нарушений прав человека; он даже отказался назвать имя Алексея Навального. Итак, как это соотносится с конструктивной встречей, как это сформулировал президент - президент Путин?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Если вы этого не понимаете, значит, вы занимаетесь не тем делом.

Спасибо.

19:53 CEST

Что такое коллективный иммунитет и как его добиться с помощью COVID-19? - COVID-19

Чтобы остановить SARS-CoV-2, у значительного процента населения должен быть иммунитет.

Джипсиамбер Д'Суза и Дэвид Дауди | Обновлено 6 апреля 2021 г.

Когда коронавирус, вызывающий COVID-19, впервые начал распространяться, практически никто не был застрахован. Не встречая сопротивления, вирус быстро распространился по сообществам.Чтобы остановить его, потребуется значительный процент людей, обладающих иммунитетом. Но как мы можем достичь этого?

В этих вопросах и ответах Джипсиамбер Д'Суза, доктор философии '07, магистр здравоохранения, магистр медицины, и Дэвид Дауди, доктор медицины, доктор философии '08, ScM '02, объясняют, как идет гонка за иммунитет людей путем вакцинации до того, как они заразятся. .


Что такое коллективный иммунитет?

Когда большая часть населения невосприимчива к инфекционным заболеваниям, это обеспечивает непрямую защиту или популяционный иммунитет (также называемый коллективным иммунитетом или стадной защитой) для тех, кто не невосприимчив к этой болезни.

Например, если 80% населения невосприимчивы к вирусу, четыре из каждых пяти человек, которые сталкиваются с кем-то с этим заболеванием, не заболеют (и не будут распространять болезнь дальше). Таким образом, распространение инфекционных заболеваний находится под контролем. В зависимости от того, насколько заразна инфекция, обычно от 50% до 90% населения нуждается в иммунитете, прежде чем уровень инфицирования начнет снижаться. Но этот процент не является «волшебным порогом», который нам нужно преодолеть, особенно для нового вируса. И вирусная эволюция, и изменения в том, как люди взаимодействуют друг с другом, могут увеличить или уменьшить это число.Ниже любого «порога коллективного иммунитета» иммунитет населения (например, от вакцинации) все еще может иметь положительный эффект. И выше порога инфекции все еще могут возникнуть.

Чем выше уровень иммунитета, тем больше польза. Вот почему так важно вакцинировать как можно больше людей.

Как мы достигли коллективного иммунитета к другим инфекционным заболеваниям?

Корь, эпидемический паротит, полиомиелит и ветряная оспа являются примерами инфекционных заболеваний, которые когда-то были очень распространены, но теперь редко встречаются в США.С. потому что вакцины помогли установить коллективный иммунитет. Иногда мы наблюдаем вспышки болезней, которые можно предотвратить с помощью вакцин, в общинах с более низким охватом вакцинами, потому что они не имеют защиты стада. (Вспышка кори в Диснейленде в 2019 году является примером.)

В случае инфекций без вакцины, даже если у многих взрослых развился иммунитет из-за предшествующей инфекции, болезнь все еще может распространяться среди детей и может инфицировать детей с ослабленной иммунной системой. Это было замечено для многих из вышеупомянутых заболеваний до того, как были разработаны вакцины.

Другие вирусы (например, грипп) со временем мутируют, поэтому антитела от предыдущей инфекции обеспечивают защиту только на короткий период времени. Для гриппа это меньше года. Если SARS-CoV-2, вирус, вызывающий COVID-19, будет похож на другие коронавирусы, которые в настоящее время заражают людей, мы можем ожидать, что инфицированные люди будут иметь иммунитет в течение нескольких месяцев или лет. Например, популяционные исследования в таких местах, как Дания, показали, что первоначальное заражение SARS-CoV-2 защищает от повторного заражения более шести месяцев.Но этот уровень иммунитета может быть ниже у людей с более слабой иммунной системой (например, у людей старшего возраста) и вряд ли сохранится на всю жизнь. Вот почему нам нужны вакцины и от SARS-CoV-2.

Что нужно для достижения коллективного иммунитета с SARS-CoV-2?

Как и в случае с любой другой инфекцией, есть два способа добиться коллективного иммунитета: большая часть населения либо заражается, либо получает защитную вакцину. То, что мы знаем о коронавирусе до сих пор, предполагает, что, если бы мы действительно вернулись к допандемическому образу жизни, нам потребовалось бы, чтобы по крайней мере 70% населения имели иммунитет, чтобы снизить уровень инфекции («достижение коллективного иммунитета» ) без ограничений деятельности.Но этот уровень зависит от многих факторов, в том числе от заразности вируса (могут развиваться более заразные варианты) и от того, как люди взаимодействуют друг с другом.

Например, когда население снижает уровень взаимодействия (дистанцируется, надевает маски и т. Д.), Темпы заражения замедляются. Но по мере того, как общество становится более открытым, а вирус мутирует, становясь более заразным, уровень инфицирования снова возрастает. Поскольку в настоящее время мы не находимся на таком уровне защиты, который мог бы позволить жизни вернуться в нормальное русло, не наблюдая нового всплеска случаев заболевания и смертей, теперь идет гонка между инфекцией и инъекцией.

Каковы возможности развития коллективного иммунитета?

В худшем случае (например, если мы перестанем дистанцироваться и замаскируемся и снимем ограничения на многолюдные собрания в помещении), мы продолжим видеть дополнительные волны нарастающей инфекции. Вирус заразит - и убьет - гораздо больше людей, прежде чем наша программа вакцинации достигнет всех. И смерть - не единственная проблема. Чем больше людей заражает вирус, тем больше у него шансов мутировать. Это может увеличить риск передачи, снизить эффективность вакцин и усложнить контроль над пандемией в долгосрочной перспективе.

В лучшем случае мы вакцинируем людей как можно быстрее, сохраняя дистанцию ​​и другие профилактические меры, чтобы снизить уровень инфицирования. Это потребует согласованных усилий со стороны всех. Но если мы продолжим вакцинацию населения нынешними темпами, в США мы должны увидеть значимое влияние на передачу к концу лета 2021 года. Хотя не будет «дня коллективного иммунитета», когда жизнь немедленно вернется в норму. Как правило, такой подход дает нам наилучшие долгосрочные шансы победить пандемию.

Наиболее вероятный исход находится где-то посередине этих крайностей. Весной и в начале лета (или дольше, если усилия по вакцинации населения приостановятся), мы, вероятно, продолжим наблюдать рост и снижение уровня инфицирования. Когда уровень инфицирования падает, мы можем ослабить меры по дистанцированию, но это может привести к возобновлению инфекций, поскольку люди будут более тесно взаимодействовать друг с другом. Затем нам, возможно, придется повторно внедрить эти меры, чтобы снова снизить количество инфекций.

Сможем ли мы когда-нибудь добиться коллективного иммунитета?

Да - и, надеюсь, раньше, чем позже, поскольку производство и распространение вакцин быстро расширяются.В Соединенных Штатах, по текущим прогнозам, к концу лета 2021 года мы сможем получить полную вакцинацию более половины всех взрослых американцев, что позволит нам пройти долгий путь к коллективному иммунитету всего за несколько месяцев. К тому времени, когда наступит зима, мы будем надеяться, что достаточное количество населения будет вакцинировано, чтобы предотвратить еще один большой всплеск, подобный тому, что мы видели в этом году. Но такой оптимистичный сценарий не гарантирован. Это требует повсеместного внедрения вакцины среди всех слоев населения, включая людей всех возрастов и рас, во всех городах, пригородах и сельской местности.Поскольку человеческое население настолько взаимосвязано, вспышка где-либо может привести к возрождению повсюду.

Это тоже глобальная проблема. Пока в мире есть невакцинированные популяции, SARS-CoV-2 будет продолжать распространяться и мутировать, и будут появляться дополнительные варианты. В США и других странах может потребоваться повторная вакцинация, если возникнут варианты, которые могут уклоняться от иммунного ответа, спровоцированного существующими вакцинами.

Потребуются длительные усилия для предотвращения крупных вспышек, пока вакцинация не станет повсеместной.Даже в этом случае очень маловероятно, что SARS-CoV-2 будет искоренен; она по-прежнему, вероятно, заразит детей и других людей, которые не были вакцинированы, и нам, вероятно, потребуется обновлять вакцину и регулярно вводить бустерные дозы. Но также вероятно, что продолжающиеся волны взрывного распространения, которые мы наблюдаем прямо сейчас, в конечном итоге утихнут, потому что в будущем достаточная часть населения будет иметь иммунитет, чтобы обеспечить защиту стада.

Чего нам ожидать в ближайшие месяцы?

Теперь у нас есть несколько эффективных вакцин, и идет гонка за вакцинацию людей до того, как они заразятся (и у них появится шанс передать инфекцию другим).Трудно предсказать будущее, потому что здесь задействовано множество факторов, включая новые варианты с потенциалом увеличения передачи, изменения в нашем собственном поведении по мере затягивания пандемии и сезонные эффекты, которые могут помочь снизить передачу в летние месяцы. Но одно можно сказать наверняка: чем больше людей будет вакцинировано, тем меньше будет возможностей для распространения вируса среди населения и тем ближе мы будем к коллективному иммунитету.

Мы видели, что ограничения, необходимые с течением времени, менялись по мере того, как профилактические меры помогали снизить уровень заражения, но мы также видели, как эти показатели снова увеличиваются по мере ослабления нашей реакции.Как только мы получим вакцинацию достаточного количества людей для более последовательного снижения уровня инфицирования, мы сможем постепенно снять эти ограничения. Но до тех пор, пока вакцина не получит широкого распространения и не будет вакцинировано подавляющее большинство населения, риск заражения и вспышек болезни будет сохраняться, и нам нужно будет принять некоторые меры предосторожности.

Но в конце концов мы укрепим иммунитет к этому вирусу; со временем жизнь сможет вернуться в «нормальное русло». Самый быстрый способ достичь этого - для каждого из нас в ближайшие месяцы внести свой вклад в сокращение распространения вируса - продолжать носить маски, соблюдать дистанцию, избегать собраний с повышенным риском в помещении и пройти вакцинацию, как только нам становится доступна вакцина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *