Прерывания: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

МЕДИКАМЕНТОЗНОЕ ПРЕРЫВАНИЕ БЕРЕМЕННОСТИ | NEO

Медикаментозный аборт (безоперационный) – это новейший, безопасный и эффективный метод прерывания беременности без хирургического вмешательства, на ранних сроках с помощью препарата Мифегин (Мифепристон)Франция.

Данный метод является наиболее оптимальным для женщины, оказавшейся в ситуации необходимости прерывания беременности. Этот способ является и наиболее щадящим из всех известных в настоящее время. Эффективность медикаментозного аборта составляет 95-98%, а процент осложнений крайне низкий.

Препарат последнего поколения успешно применяется для медикаментозного прерывания беременности в раннем сроке: от первого дня задержки менструации – до 42-х дней задержки т.е. на сроке до 6 недель.

ПРЕИМУЩЕСТВА:

-отсутствует необходимость в наркозе

-процедура прерывания занимает несколько минут, и не требует предварительной подготовки

-не требует хирургического вмешательства, пребывания в стационаре

-быстро восстанавливается менструальная функция

-из всех способов прерывания беременности медикаментозный — наименее травматичный, при его применении слизистая оболочка матки остается неповрежденной

-не влияет на последующую репродуктивную функцию

-отсутствует опасность занесения инфекции

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ:

-внематочная беременность

-миома тела матки больших размеров

и эндометриоз

-воспалительные заболевания матки и яичников

-рубцы, оставшиеся на матке после операций

-беременность больше 42-х дней аменореи

-тяжелая анемия

-нарушение гемостаза (свертывающей системы)

-острая или хроническая печеночная и почечная недостаточность

При медикаментозном аборте риск развития таких осложнений как бесплодие, невынашивание беременности, внематочная беременность, гормональные нарушения, хронические заболевания половых органов сводится к минимальной степени.

До момента проведения медаборта необходимо обследование пациентки, которое включает осмотр гинеколога, мазок на флору и УЗИ органов малого таза.

Принимать препараты необходимо в присутствии врача, пациентка должна находиться под наблюдением медперсонала минимум два часа после приема препаратов. Через 36-48 часов контрольный осмотр.

Через 10-14 дней  гинекологический осмотр и контрольное УЗИ.

 

Услуги по проведению безоперационного аборта в Новосибирске предлагает наш центр.

В стоимость медикаментозного прерывания беременности входит:

-первичная и последующие консультации гинеколога в динамике, гинекологический мазок

-первичное и контрольное гинекологическое УЗИ

-препарат Мифегин

 

 

 

 

 

Врач гинеколог, гинеколог-эндокринолог

Сухорукова Олеся Николаевна


Искусственное прерывание беременности (медикаментозный аборт) в Йошкар-Оле

Медикаментозный (таблетированный) аборт – это современный способ прерывания беременности на сроке до 8 недель без использования хирургических методов. Медикаментозное прерывание беременности основано на фармакологическом воздействии специальных препаратов на организм женщины, что позволяет достичь высокой результативности, а главное безопасности для здоровья, как физического, так и психологического, именно поэтому данный вид аборта является наиболее щадящим во всех отношениях.

Однако решение по медикаментозному аборту можно принимать исключительно после приёма гинеколога и соответствующего обследования.

Так как у медикаментозного аборта есть ограничения по сроку беременности (до 8 недель), необходимо провести обследование для определения точного срока беременности. Экспресс-тест в этом случае не даёт достоверных данных, поэтому консультация гинеколога продолжается направлением на ультразвуковое исследование (УЗИ) плода. Так же берётся мазок на флору.

После точной диагностики срока беременности, а также при отсутствии любых противопоказаний, можно приступать к медикаментозному прерыванию беременности, которое заключается в приёме препаратов с действующим веществом мифепристон.

Этот медикамент, попадая в организм, блокирует действие гормона прогестерона, который поддерживает беременность. Затем под действием препаратов развитие зародыша останавливается, шейка матки размягчается и открывается, в результате чего плодное яйцо просто не может прикрепиться к стенке матки. Спустя 36-48 часов пациентке назначаются аналоги простагландинов, под воздействием которых матка начинает сокращаться, в результате запускается процесс самопроизвольной очистки полости матки, и происходит выкидыш.

Контрольное УЗИ, а также гинекологический осмотр проводятся через 8-14 дней после завершения всей процедуры медикаментозного аборта, с целью убедиться, что плодные ткани полностью вышли из полости матки.

Медикаментозное прерывание беременности – один из самых безопасных способов аборта, который выбирают в среднем 70%-80% женщин по всему миру.

Однако, уважаемы женщины, помните, что любое прерывание беременности может привести к нежелательным последствиям для вашего здоровья!

    Популярность связана с целым рядом преимуществ медикаментозного аборта:
  • Медикаментозный аборт не требует хирургического вмешательства, а значит, является наименее травматичным, не повреждающим слизистую оболочку матки.
  • Прерывание беременности происходит на очень ранних сроках, когда гормональные изменения еще не успели развиться в значительной степени.
  • Процедура медикаментозного аборта практически безболезненна и не требует обезболивания.
  • Высокая результативность (97%) и абсолютная безопасность.
  • Психологически медикаментозный аборт переносится пациентками значительно легче, т.к. процесс воспринимается естественной менструацией с более обильными выделениями.
  • Менструальная функция восстанавливается через 28-30 дней.
  • После медикаментозного аборта интимные отношения можно возобновить через 7-14 дней.
  • Медикаментозный аборт исключает возможность развития бесплодия, т.к. блокировка прогестерона носит временный характер и является обратимой.
  • Если вы хотите сделать медикаментозный аборт в Йошкар-Оле обращайтесь в клинику «Здраväki» запишитесь на консультацию к гинекологу оставив заявку в онлайн форме или звоните по номеру телефона: 8 (8362) 25-03-03, так же вы всегда можете написать нам в через viber

    Услуга Стоимость
    Искусственное прерывание беременности (таблетированный аборт) 4500.00

4.3. Обработка запросов прерываний Red Hat Enterprise Linux 6

Прерывание — запрос обслуживания на аппаратном уровне. Прерывания могут генерироваться локальным оборудованием или поступать по шине в виде пакета данных (MSI, Message Signaled Interrupt).

Код обработки прерываний ядра получает номер запроса и список зарегистрированных обработчиков прерываний, и по очереди их вызывает. Обработчик получает прерывание, маскирует аналогичные запросы, запрашивает обработку прерывания низкоприоритетным обработчиком и после завершения перестает маскировать запросы.

/proc/interrupts содержит статистику прерываний: номер прерывания, число прерываний этого типа, полученных каждым процессорным ядром, тип прерывания и список драйверов, обрабатывающих это прерывание. Подробную информацию можно найти на справочной странице man 5 proc.

Прерываниям соответствует параметр smp_affinity, определяющий ядра, которые будут принимать участие в обслуживании. Его значение можно корректировать с целью улучшения производительности, привязывая прерывания и потоки к одним и тем же ядрам.

Значение smp_affinity определяется в /proc/irq/номер_прерывания/smp_affinity в шестнадцатеричном формате. Для его просмотра и изменения необходимы права root.

В качестве примера рассмотрим прерывание драйвера Ethernet на сервере с четырьмя процессорными ядрами. Для начала надо узнать его номер прерывания:

# grep eth0 /proc/interrupts
32:   0     140      45       850264      PCI-MSI-edge      eth0

Теперь можно просмотреть содержимое файла smp_affinity:

# cat /proc/irq/32/smp_affinity 
f

f означает, что прерывание может обслуживаться на любом процессоре. Ниже этому параметру будет присвоено значение 1, то есть прерывание будет обслуживаться на процессоре 0.

# echo 1 >/proc/irq/32/smp_affinity
# cat /proc/irq/32/smp_affinity
1

Можно указать несколько значений, разделив их запятыми. Обычно используется в системах, где число ядер превышает 32. Так, например, ниже обслуживание прерывания 40 разрешается на всех ядрах в 64-ядерной системе:

# cat /proc/irq/40/smp_affinity
ffffffff,ffffffff

Пример значения smp_affinity, ограничивающий обслуживание прерывания 40 последними 32 ядрами в 64-ядерной системе:

# echo 0xffffffff,00000000 > /proc/irq/40/smp_affinity
# cat /proc/irq/40/smp_affinity
ffffffff,00000000

В системах, поддерживающих управление линией запросов прерывания, управление может быть передано оборудованию.

Прерывание беременности - Кемма

Практика искусственного прерывания нежелательной беременности проводилась еще в древние времена. Практически все подобные процедуры до XIX – XX вв могли привести к массе осложнений, вплоть до гибели женщины.

Благодаря техническому прогрессу риск занесения инфекции, развития болевого или геморрагического шока был сведен к минимуму уже к середине прошлого столетия, но оставался серьезный риск развития у женщины бесплодия.

Почти три десятилетия назад была предложена методика медикаментозного аборта, который хоть полностью и не лишен возможных отрицательных последствий, но в отличие от остальных способов прерывания беременности переносится значительно легче.

Проводить медикаментозное прерывание беременности желательно до 6 – 7 недели с момента последней менструации. В более поздние сроки фармацевтические средства в состоянии обеспечить полноценное абортирование эмбриона, но с большой долей вероятности могут привести к развитию ряда серьезных осложнений у женщин.

Как происходит медикаментозное прерывание беременности

Процедура прерывания беременности с помощью фармацевтических препаратов возможна до 42 дня с момента окончания последней менструации. Желательно проводить эту процедуру в сроках до 3 – 4 недели, когда плодное яйцо не прикреплено плотно к стенке матки, а гормональная перестройка в организме женщины еще слабо выражена.

Прием фармакологических веществ проводится в два этапа. На первом этапе принимается синтетическое стероидное средство, которое вызывает гибель плода. Препарат блокирует действие прогестерона, что приводит к прекращению роста эндометрия, мышечная ткань матки становится более чувствительна к окситоцину и простагландинам. Эти факторы способствуют развитию сокращений миометрия, приводящих к отторжению плодного яйца и прерыванию беременности.

На втором этапе через 1,5 – 2 суток женщине вводятся синтетические аналоги простагландинов с целью стимуляции сократительной деятельности матки, направленной на изгнание плодного яйца из ее полости. Возможно применение как пероральных форм препарата, так и вагинальных.

Оба этапа приема медикаментов должны проходить в присутствии врача. Для исключения развития нежелательных последствий, женщина должна находиться под наблюдением медицинского персонала еще на протяжении двух часов. Через 1,5 – 2 суток после введения простагландинов необходимо проведение контрольного УЗИ для подтверждения нормального течения аборта. Если произошло так, что определенные части плодного яйца задержались в полости матки, то производится лечебное выскабливание или вакуум-аспирация для предотвращения септических осложнений.

Преимущества медикаментозного аборта

Проведение с задействованием фармацевтических препаратов искусственного прерывания беременности обладает рядом положительных сторон:

  • Низкий шанс развития бесплодия. При условии отсутствия осложнений, на эндометрии не формируется рубец, способный препятствовать последующим беременностям. Выскабливание или вакуум-экстракция могут нарушить нормальное строение внутренней оболочки матки, приведя к невозможности зачатия или нормального вынашивания плода.
  • Отсутствие оперативного вмешательства. При медикаментозном аборте риск развития инфекционных осложнений или кровотечений сведен к минимуму. Также не требуется введение пациентки в наркоз.
  • Быстрое восстановление нормального цикла. Уже через месяц организм женщины возвращается к нормальному менструальному циклу, что предотвращает риск развития дисгормональных осложнений.

Противопоказания

Несмотря на то, что медикаментозный аборт не связан с непосредственным проведением операции, он все равно остается достаточно грубым вмешательством в организм. Существует ряд противопоказаний к его проведению:

  • Воспалительные заболевания. Наличие острого воспалительного процесса в организме вообще, хронически протекающих инфекций в половой или пищеварительной системе является строгим противопоказанием, поскольку может привести к развитию септических осложнений.
  • Новообразования женской половой системы. Могут препятствовать нормальному течению аборта и приводить к развитию осложнений.
  • Внематочная локализация плодного яйца. При трубной, яичниковой, шеечной, брюшинной беременности медикаментозные средства не окажут никакого положительного эффекта.

Подготовка к медикаментозному аборту

Данная процедура не требует столь серьезной подготовки в отличие от выскабливания или вакуум-аспирации. Тем не менее, ряд обследований пройти необходимо:

  • мазок на флору из влагалища;
  • УЗИ органов малого таза;
  • уровень половых гормонов в крови;
  • общий анализ крови;
  • анализ на наличие антител к ВИЧ, гепатитам В и С, сифилису.

Наиболее значимыми являются мазок на флору и ультразвуковое исследование. Они позволяют выявить наличие инфекционно-воспалительных процессов, а также определить месторасположение плодного яйца.

За 2 – 3 суток до проведения процедуры необходимо:

  • исключить употребление алкоголя;
  • по возможности прекратить прием сильнодействующих препаратов;
  • исключить половые контакты за 5 – 7 дней;
  • избегать сторонних психоэмоциональных и физических нагрузок.

Какие-либо дополнительные действия и обследования могут быть назначены лечащим врачом в индивидуальном порядке.

Рекомендации для восстановительного периода

Несмотря на всю свою простоту и малое количество осложнений, после проведения медикаментозного аборта следует на протяжении некоторого времени придерживаться охранного режима жизнедеятельности.

Исключите любые физические нагрузки на 3 – 4 недели, в том числе походы в тренажерный зал, выезд на природу, уборку дома и т.д. Также в первую неделю желательно находиться дома, избегая выходов на работу, встреч со знакомыми или родственниками.

В первую неделю после перенесенной процедуры следует особо тщательно поддерживать личную гигиену и следить за самочувствием. Малейшие признаки развития осложнений (настойчивое головокружение, кровотечения, боли внизу живота, повышение температуры тела) должны послужить поводом для обращения к врачу.

Половой жизнью можно продолжать жить после прохождения первых менструаций. Предварительно желательно сделать повторное УЗИ и посетить гинеколога.

Несмотря на малотравматичность медикаментозного аборта, есть риск того, что Вам может потребоваться госпитализация для проведения инструментального удаления остатков плодного яйца при продолжающемся обильном кровотечении или при обнаружении остатков в полости матки во время УЗИ.

Стоимость

Проведение медикаментозного аборта в медицинском центре «КЕММА» предоставляет максимально выгодные цены с учетом проведения всех необходимых исследований и оказания медикаментозной терапии. При этом женщина получает полный комплекс мероприятий, направленных как на само проведение процедуры, так и на реабилитацию после нее.

В целом, медикаментозное прерывание беременности является более безопасной процедурой в сравнении с иными методами. Тем не менее, эта процедура также может вызвать осложнения, особенно при несоблюдении всех правил подготовки или реабилитации.

Следует понимать, что укоренившееся представление о медикаментозном аборте, как об однократном приеме таблетки – не более чем въевшийся рекламный миф. Эта процедура требует внимательности и ответственности не только со стороны медицинского персонала, но и со стороны самой женщины.

В медицинском центре «КЕММА» медикаментозное прерывание беременности проводят специалисты, обладающие глубокими познаниями в своей отрасли. Они не только обладают богатым клиническим опытом, но и постоянно осваивают передовые методики.

Записаться на прием можно через форму обратной связи или через call-центр +7 (351) 214-55-05

Микропроцессоры


Способы обмена информацией в микропроцессорной системе

Организация прерываний в микроЭВМ

Одной из разновидностей программно-управляемого обмена данными с ВУ в микроЭВМ является обмен с прерыванием программы, отличающийся от асинхронного программно-управляемого обмена тем, что переход к выполнению команд, физически реализующих обмен данными, осуществляется с помощью специальных аппаратных средств. Команды обмена данными в этом случае выделяют в отдельный программный модуль - подпрограмму обработки прерывания. Задачей аппаратных средств обработки прерывания в процессоре микроЭВМ как раз и является приостановка выполнения одной программы (ее еще называют основной программой) и передача управления подпрограмме обработки прерывания. Действия, выполняемые при этом процессором, как правило, те же, что и при обращении к подпрограмме. Только при обращении к подпрограмме они инициируются командой, а при обработке прерывания - управляющим сигналом от ВУ, который называют "Запрос на прерывание" или "Требование прерывания".

Эта важная особенность обмена с прерыванием программы позволяет организовать обмен данными с ВУ в произвольные моменты времени, не зависящие от программы, выполняемой в микроЭВМ. Таким образом, появляется возможность обмена данными с ВУ в реальном масштабе времени, определяемом внешней по отношению к микроЭВМ средой. Обмен с прерыванием программы существенным образом экономит время процессора, затрачиваемое на обмен. Это происходит за счет того, что исчезает необходимость в организации программных циклов ожидания готовности ВУ (см. примеры 2.1 и 2.2, Параллельная передача данных), на выполнение которых тратится значительное время, особенно при обмене с медленными ВУ.

Прерывание программы по требованию ВУ не должно оказывать на прерванную программу никакого влияния кроме увеличения времени ее выполнения за счет приостановки на время выполнения подпрограммы обработки прерывания. Поскольку для выполнения подпрограммы обработки прерывания используются различные регистры процессора (счетчик команд, регистр состояния и т.д.), то информацию, содержащуюся в них в момент прерывания, необходимо сохранить для последующего возврата в прерванную программу.

Обычно задача сохранения содержимого счетчика команд и регистра состояния процессора возлагается на аппаратные средства обработки прерывания. Сохранение содержимого других регистров процессора, используемых в подпрограмме обработки прерывания, производится непосредственно в подпрограмме. Отсюда следует достаточно очевидный факт: чем больший объем информации о прерванной программе сохраняется программным путем, тем больше время реакции микроЭВМ на сигнал прерывания, и наоборот. Предпочтительными с точки зрения повышения производительности микроЭВМ (сокращения времени выполнения подпрограмм обработки, а, следовательно, и основной программы) являются уменьшение числа команд, обеспечивающих сохранение информации о прерванной программе, и реализация этих функций аппаратными средствами.

Формирование сигналов прерываний - запросов ВУ на обслуживание происходит в контроллерах соответствующих ВУ. В простейших случаях в качестве сигнала прерывания может использоваться сигнал "Готовность ВУ", поступающий из контроллера ВУ в системный интерфейс микроЭВМ. Однако такое простое решение обладает существенным недостатком - процессор не имеет возможности управлять прерываниями, т. е. разрешать или запрещать их для отдельных ВУ. В результате организация обмена данными в режиме прерывания с несколькими ВУ существенно усложняется.

Рис. 3.11. Фрагмент блок-схемы контроллера ВУ с разрядом "Разрешение прерывания" в регистре состояния и управления

Для решения этой проблемы регистр состояния и управления контроллера ВУ (рис. 3.11) дополняют еще одним разрядом - "Разрешение прерывания". Запись 1 или 0 в разряд "Разрешение прерывания" производится программным путем по одной из линий шины данных системного интерфейса. Управляющий сигнал системного интерфейса "Запрос на прерывание" формируется с помощью схемы совпадения только при наличии единиц в разрядах "Готовность ВУ" и "Разрешение прерывания" регистра состояния и управления контроллера.

Аналогичным путем решается проблемам управления прерываниями в микроЭВМ, в целом. Для этого в регистре состояния процессора выделяется разряд, содержимое которого определяет, разрешены или запрещены прерывания от внешних устройств. Значение этого разряда может устанавливаться программным путем.

В микроЭВМ обычно используется одноуровневая система прерываний, т. е. сигналы "Запрос на прерывание" от всех ВУ поступают на один вход процессора. Поэтому возникает проблема идентификации ВУ, запросившего обслуживание, и реализации заданной очередности (приоритета) обслуживания ВУ при одновременном поступлении нескольких сигналов прерывания. Существуют два основных способа идентификации ВУ, запросивших обслуживания:
- программный опрос регистров состояния (разряд "Готовность ВУ") контроллеров всех ВУ;
- использование векторов прерывания.

Организация прерываний с программным опросом готовности предполагает наличие в памяти микроЭВМ единой подпрограммы обслуживания прерываний от всех внешних устройств. Структура такой подпрограммы приведена на рис. 3.12.

Рис. 3.12. Структура единой программы обработки прерываний и ее связь с основной программой

Обслуживание ВУ с помощью единой подпрограммы обработки прерываний производится следующим образом. В конце последнего машинного цикла выполнения очередной команды основной программы процессор проверяет наличие требования прерывания от ВУ. Если сигнал прерывания есть и в процессоре прерывание разрешено, то процессор переключается на выполнение подпрограммы обработки прерываний.

После сохранения содержимого регистров процессора, используемых в подпрограмме, начинается последовательный опрос регистров состояния контроллеров всех ВУ, работающих в режиме прерывания. Как только подпрограмма обнаружит готовое к обмену ВУ, сразу выполняются действия по его обслуживанию. Завершается подпрограмма обработки прерывания после опроса готовности всех ВУ и восстановления содержимого регистров процессора.

Приоритет ВУ в микроЭВМ с программным опросом готовности внешнего устройства однозначно определяется порядком их опроса в подпрограмме обработки прерываний. Чем раньше в подпрограмме опрашивается готовность ВУ, тем меньше время реакции на его запрос и выше приоритет. Необходимость проверки готовности всех внешних устройств существенно увеличивает время обслуживания тех ВУ, которые опрашиваются последними. Это является основным недостатком рассматриваемого способа организации прерываний. Поэтому обслуживание прерываний с опросом готовности ВУ используется только в тех случаях, когда отсутствуют жесткие требования на время обработки сигналов прерывания внешних устройств.

Организация системы прерываний в микроЭВМ с использованием векторов прерываний позволяет устранить указанный недостаток. При такой организации системы прерываний ВУ, запросившее обслуживания, само идентифицирует себя с помощью вектора прерывания - адреса ячейки основной памяти микроЭВМ, в которой хранится либо первая команда подпрограммы обслуживания прерывания данного ВУ, либо адрес начала такой подпрограммы. Таким образом, процессор, получив вектор прерывания, сразу переключается на выполнение требуемой подпрограммы обработки прерывания. В микроЭВМ с векторной системой прерывания каждое ВУ должно иметь собственную подпрограмму обработки прерывания.

Различают векторные системы с интерфейсным и внеинтерфейсным вектором. В первом случае вектор прерывания (или его адрес) формирует контроллер ВУ, запросившего обслуживания, во втором - контроллер прерываний, общий для всех устройств, работающих в режиме прерываний (IBM-совместимые персональные компьютеры).

Рассмотрим организацию векторной системы с интерфейсным вектором. Вектор прерывания (или его адрес) выдается контроллером не одновременно с запросом на прерывание, а только по разрешению процессора, как это реализовано в схеме на рис. 3.13. Это делается для того, чтобы исключить одновременную выдачу векторов прерывания от нескольких ВУ. В ответ на сигнал контроллера ВУ "Запрос на прерывание" процессор формирует управляющий сигнал "Предоставление прерывания (вх.)", который разрешает контроллеру ВУ, запросившему обслуживание, выдачу вектора прерывания в шину адреса системного интерфейса. Для этого в контроллере используются регистр вектора прерывания и схема совпадения И3. Регистр вектора прерывания обычно реализуется с помощью перемычек или переключателей, что позволяет пользователю устанавливать для конкретных ВУ требуемые значения векторов прерывания.

Рис. 3.13. Формирование векторов прерывания в контроллере ВУ

Управляющий сигнал "Предоставление прерывания (вых.)" формируется в контроллере ВУ с помощью схемы совпадения И2. Этот сигнал используется для организации последовательного аппаратного опроса готовности ВУ и реализации тем самым требуемых приоритетов ВУ. Процессор при поступлении в него по общей линии системного интерфейса "Запрос на прерывание" сигнала прерывания формирует управляющий сигнал "Предоставление прерывания (вх.)", который поступает сначала в контроллер ВУ с наивысшим приоритетом (рис. 3.14). Если это устройство не требовало обслуживания, то его контроллер пропускает сигнал "Предоставление прерывания" на следующий контроллер, иначе дальнейшее распространение сигнала прекращается и контроллер выдает вектор прерывания на адресно-информационную шину.

Рис. 3.14. Реализация приоритетов ВУ в микроЭВМ с векторной системой прерываний с интерфейсным вектором (ППР (вх.) - "Предоставление прерывания (входной)"; "ППР (вых.) - Предоставление прерывания (выходной)")

Аппаратный опрос готовности ВУ производится гораздо быстрее, нежели программный. Но если обслуживания запросили одновременно два или более ВУ, обслуживание менее приоритетных ВУ будет отложено на время обслуживания более приоритетных, как и в системе прерывания с программным опросом.

Рассмотренная векторная система прерываний практически полностью соответствует системе прерываний, реализованной в микроЭВМ "Электроника-60". Восьмиразрядный вектор прерывания в "Электронике-60" указывает одну из ячеек памяти с адресами от 0 до (376)8, в которой размещается адрес начала подпрограммы обработки прерывания. В следующей за указанной вектором прерывания ячейке памяти хранится новое содержимое регистра состояния процессора, загружаемое в него при переключении на подпрограмму обработки прерывания. Один из бит нового содержимого регистра состояния процессора запрещает или разрешает прерывания от других ВУ, что позволяет ВУ с более высоким приоритетом прерывать подпрограммы обслуживания ВУ с меньшим приоритетом и наоборот.

Векторная система с внеинтерфейсным вектором прерывания используется в IBM-совместимых персональных компьютерах. В этих компьютерах контроллеры внешних устройств не имеют регистров для хранения векторов прерывания, а для идентификации устройств, запросивших обслуживания, используется общий для всех ВУ контроллер прерываний. Ниже приведен пример контроллера прерываний INTEL 8259A.

БИС программируемого контроллера прерываний (ПКП) представляет собой устройство, реализующее до восьми уровней запросов на прерывания с возможностью программного маскирования и изменения порядка обслуживания прерываний. За счет каскадного включения БИС ПКП число уровней прерывания может быть расширено до 64 (в архитектуре персонального компьютера IBM PC AT - 16).

Структурная схема ПКП приведена на рисунке 3.15.

Рис. 3.15. Контроллер прерываний Intel 8259A

В состав БИС входят:
RGI - регистр запретов прерываний; хранит все уровни, на которые поступают запросы IRQx;
PRB - схема принятия решений по приоритетам; схема идентифицирует приоритет запросов и выбирает запрос с наивысшим приоритетом;
ISR - регистр обслуживаемых прерываний; сохраняет уровни запросов прерываний, находящиеся на обслуживании ПКП;
RGM - регистр маскирования прерываний; обеспечивает запрещение одной или нескольких линий запросов прерывания;
BD - буфер данных; предназначен для сопряжения ПКП с системной шиной данных;
RWCU - блок управления записью/чтением; принимает управляющие сигналы от микропроцессора и задает режим функционирования ПКП;
CMP - схема каскадного буфера-компаратора; используется для включения в систему нескольких ПКП;
CU - схема управления; вырабатывает сигналы прерывания и формирует трехбайтовую команду CALL для выдачи на шину данных.

Установка ПКП в исходное состояние и "настройка" его на определенный режим обслуживания прерываний происходит с помощью двух типов команд: команд инициализации (ICW) и команд управления операциями (OCW).

Программируемый контроллер прерываний (ПКП) имеет 16 входов запросов прерываний (IRQ 0 - IRQ 15). Контроллер состоит из двух каскадно включенных контроллеров - выход INTR (запрос на прерывание) второго контроллера подключен ко входу IRQ 2 первого контроллера. В качестве примера отметим, что к линии IRQ 0 подключен системный таймер, к линии IRQ 1 - клавиатура, к линии IRQ 8 - часы реального времени и т.д.

Упрощенная схема взаимодействия контроллера прерываний с процессором и контроллером шины имеет следующий вид.

Рис. 3.16. Упрощенная схема взаимодействия контроллера прерываний с процессором и контроллером шины в IBM-совместимых персональных компьютерах класса AT

Эта схема функционирует следующим образом. Пусть в некоторый момент времени контроллер клавиатуры с помощью единичного сигнала по линии IRQ 1 известил контроллер прерываний о своей готовности к обмену. В ответ на запрос контроллер прерываний генерирует сигнал INTR (запрос на прерывание) и посылает его на соответствующий вход процессора. Процессор, если маскируемые прерывания разрешены (т.е. установлен флаг прерываний IF в регистре флагов процессора), посылает на контроллер шины сигналы R# - чтение, C# - управление и IO# - ввод/вывод, определяющие тип цикла шины. Контроллер шины, в свою очередь, генерирует два сигнала подтверждения прерывания INTA# и направляет их на контроллер прерываний. По второму импульсу контроллер прерываний выставляет на шину данных восьмибитный номер вектора прерывания, соответствующий данной линии IRQ.

В режиме реального адреса ("реальном" режиме) векторы прерываний хранятся в таблице векторов прерываний, которая находится в первом килобайте оперативной памяти. Под каждый вектор отведено 4 байта (2 байта под адрес сегмента и 2 байта под смещение), т.е. в таблице может содержаться 256 векторов. Адрес вектора в таблице - номер вектора * 4.

Далее процессор считывает номер вектора прерывания. Сохраняет в стеке содержимое регистра флагов, сбрасывает флаг прерываний IF и помещает в стек адрес возврата в прерванную программу (регистры CS и IP). После этого процессор извлекает из таблицы векторов прерываний адрес подпрограммы обработки прерываний для данного устройства и приступает к ее выполнению.

Процедура обработки аппаратного прерывания должна завершаться командой конца прерывания EOI (End of Interruption), посылаемой контроллеру прерываний. Для этого необходимо записать байт 20h в порт 20h (для первого контроллера) и в порт A0h (для второго).

В IBM PC/XT/AT используется режим прерываний с фиксированными приоритетами. Высшим приоритетом обладает запрос по линии IRQ 0, низшим - IRQ 7. Так как второй контроллер подключен к линии IRQ 2 первого контроллера, то приоритеты линий IRQ в порядке убывания приоритета располагаются следующим образом: IRQ 0, IRQ 1, IRQ 8 - IRQ 15, IRQ 3 - IRQ 7. Если запрос на обслуживание посылают одновременно два устройства с разными приоритетами, то контроллер обслуживает запрос с большим приоритетом, а запрос с меньшим приоритетом блокирует. Блокировка сохраняется до получения команды EOI.

<<< Содержание >>>

Профилактика прерывания беременности — ГАУЗ ОЗП ГКБ №8

Беременность должна быть планируемой, а рождённый ребёнок желанным и любимым. Однако, несмотря на современные достижения медицины в области контрацепции, частота незапланированных беременностей остаётся значительной.

Аборт – это преднамеренное преждевременное прерывание беременности в результате внешнего вмешательства, которое является значимым медико-социальным фактором, негативно влияющим на репродуктивное здоровье женщины и приводящим к гибели человеческого зародыша или плода. Всемирная организация здравоохранения определяет аборт как прерывание беременности (самопроизвольное изгнание или извлечение эмбриона или плода) в период до 22 недель беременности.

Статья №36 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» разрешает аборт по желанию до 12 недель беременности, по социальным показаниям – до 22 недель, по медицинским показаниям – независимо от срока беременности.

Аборты опасны из-за развития осложнений: кровотечение, нарушение целостности и разрыв матки, воспалительные заболевания половых органов, эндометриоз, осложнение течения последующих беременностей (внематочная беременность, не вынашивание), бесплодие, доброкачественные и злокачественные процессы в молочных железах. Именно вред, причинённый здоровью абортом, является основной причиной гибели женщин в связи с беременностью и родами. После аборта возможно возникновение разрушительных последствий психологического характера:

депрессия, чувство вины;
потеря аппетита;
бессонница;
неспособность к последующей нормальной жизни;
низкая самооценка и отсутствие уверенности в себе.

Профилактика абортов включает в себя несколько аспектов. Это раннее просвещение девочек о беременности (до момента полового созревания), которое возлагается на плечи родителей, педагогов-психологов средних учебных заведений. Также очень важна поддержка женщины, решившей родить ребёнка, разумный подход к планированию семьи, использование средств контрацепции, снижающих процент смертности и тяжёлых последствий после операции.

В целом профилактика абортов сводится к выполнению следующих правил:

хорошее сексуальное образование;
разумное планирование семьи;
использование эффективных средств контрацепции;
обеспечение безопасности легального аборта.

Нормальное функциональное состояние репродуктивной системы – показатель здоровья женщины. Здоровая мать может иметь здорового ребёнка.

К эффективным средствам профилактики нежелательной беременности относятся:

Воздержание (временное или длительное).
Гормональная контрацепция.
Внутриматочная контрацепция.
Хирургическая стерилизация.
Презерватив.

К неэффективным методам контрацепции можно отнести:

Прерванный половой акт (сперматозоиды содержатся в смазке), лактационную аменорею.
Календарный метод с нестабильным месячным циклом неэффективен.

Планирование семьи – это дети по желанию, а не по случаю.

Безопасное прерывание беременности | Врачи без границ

Несмотря на то, что за последние два десятилетия материнская смертность в мире значительно сократилась, небезопасные аборты по-прежнему остаются вопиющим исключением среди всех факторов смертности. По разным оценкам, ежегодное число небезопасных абортов превышает 25 миллионов, 97% приходится на развивающиеся страны, что приводит к смерти, по меньшей мере, 22 800 человек и множеству серьезных осложнений. Поскольку в проектах «Врачей без границ» мы часто встречаем пациентов, страдающих от серьезных последствий небезопасных абортов, которые потенциально опасны для жизни, мы расширили программу доступа к безопасному прерыванию беременности в наших проектах. По состоянию на 2018 год, мы оказали помощь в безопасном прерывании беременности в 90 проектах в более, чем 25 странах. 

________________

  • 25% беременностей в мире заканчиваются абортом
  • 7 000 000 женщин ежегодно попадают в больницу в связи с осложнениями, вызванными небезопасными абортами
  • 23 минутыкаждые 23 минуты в мире от небезопасного аборта погибает женщина

Факты о безопасном прерывании беременности

Чем безопасный аборт отличается от небезопасного?

Безопасным прерыванием беременности считается метод, рекомендованный Всемирной Организацией Здравоохранения, подходящий пациентке на данном сроке беременности и выполненный квалифицированным специалистом. Если, хотя бы одно из этих условий не соблюдено, аборт считается небезопасным. К двум основным категориям небезопасных абортов относятся «менее безопасные» и «самые небезопасные».
«Менее безопасные» аборты включают в себя либо устаревшие, либо небезопасные методы или отсутствие доступа к необходимой информации, в то время, как «самый небезопасный» вариант включает все факторы. Введение посторонних предметов в матку, прием вредных препаратов, применение физической силы,- это все небезопасные способы прерывания беременности. Ежегодно, из 25 миллионов небезопасных абортов почти треть проводится в условиях минимальной безопасности пациента и максимальной опасности для жизни.

Что такое безопасный аборт?

Безопасный аборт может быть медикаментозным или выполнен в амбулаторных условиях.

Медикаментозный аборт еще называют таблетированным, он включает в себя прием двух препаратов: мифепристон и мизопростол. Мифепристон блокирует синтез прогестерона, одного из основных гормонов беременности, в мизопростол вызывает сокращение матки и выход плодного яйца наружу. При отсутствии мифепристона, одного мизопростола будет достаточно для проведения медикаментозного аборта. Мизопростол широко доступен по всему миру, поскольку он также применяется для лечения осложнений при беременности, включая выкидыш и послеродовое кровотечение.

Эффективность медикаментозного аборта составляет выше 95%, этот метод чрезвычайно безопасен, процент серьезных осложнений - менее 1%.  Риск смертельного исхода при медикаментозном аборте ниже, чем от инъекции пенициллина или от родов при доношенной беременности. Медикаментозное прерывание беременности настолько безопасно, что в большинстве случаев женщины могут принимать лекарства дома без необходимости дополнительных медицинских осмотров после проведения процедуры—им потребуется обращение за помощью только в случае возникновения осложнений. Медикаментозный аборт не приводит к бесплодию психологическим проблемам или осложнениям при последующей беременности.

Обеспечение и поддержка медикаментозного аборта не требует специальной технологии или медицинских вмешательств. Согласно Всемирной Организации Здравоохранения, общий анализ крови, узи, и последующий медицинский осмотр не требуются; безопасный медикаментозный аборт требует всего лишь достоверной информации и качественных лекарств. Благодаря этому, медикаментозный аборт расширил доступ к безопасному прерыванию беременности миллионам женщин по всему миру, особенно в странах с низким уровнем жизни и переживающих кризис.

При вакуумном аборте, который проводится в амбулаторных условиях, пациентке вводится специальный зонд в полость матки, и при помощи насоса плодное яйцо высасывается.  Вакуум-аспирацию могут выполнять медицинский персонал разного уровня (включая врачей, медсестер и акушерок) в условиях базовой медицинской оснащенности (без хирургического оснащения) в срок до 14 недель. Этот метод также может использоваться для лечения осложнений, вызванных абортами, таких как неполный аборт.

Кто находится в группе наибольшего риска при небезопасном аборте?

Любая женщина в ситуации нежелательной беременности, которая не может получить доступ к безопасному прерыванию беременности рискует получить травму или умереть от небезопасного аборта. Препятствия на пути к безопасному прерыванию беременности, такие, как высокая стоимость, законодательные ограничения, стигма и препятствия со стороны системы здравоохранения способствуют росту числа небезопасных абортов. Риск возникновения осложнений также растет, когда небезопасные аборты проводятся на поздних сроках беременности. 

Аборты высветили проблему социальной несправедливости и неравенства. Такие факторы, как бедность, расовая принадлежность, проживание в отдаленных районах, закрывают многим женщинам доступ к безопасному прерыванию беременности. Женщины и девушки, оказавшиеся в ловушке войны, кризиса и конфликтов часто сталкиваются с дополнительными препятствиями на пути к безопасному прерыванию беременности. Самый высокий уровень смертности от небезопасных абортов зафиксирован в Африке, где на долю континента приходится 29% всех абортов в мире. Уровень смертности от осложнений, вызванных небезопасными абортами, составляет 62%.

Каковы медицинские последствия небезопасных абортов?

Когда возможность безопасного прерывания беременности недоступна, многие женщины и девушки прибегают к опасным способам, не взирая на риски для здоровья и правовые последствия. К числу основных осложнений, несущих угрозу здоровью, относятся тяжелые и неконтролируемые кровотечения, инфекции и сепсис (общее заражение организма, при котором инфекция распространяется с током крови), перфорация матки, повреждение половых путей и других внутренних органов. Женщины, которые прибегают к использованию медикаментов для прерывания беременности, приобретенных на черном рынке, также могут пострадать от осложнений из-за низкого качества таблеток, некорректной дозировки и недостаточной осведомленности о побочных эффектах. Даже при условии эффективности в вопросе прерывания беременности, небезопасный аборт может привести к таким долговременным последствиям для организма, как бесплодие, хронические боли, эмоциональная и психологическая травма.

Как лечат последствия небезопасных абортов?

Наибольшее число смертельных исходов, связанных с небезопасными абортами, обусловлено несвоевременным лечением.  Несвоевременность лечения зачастую связана со стигмой в отношении абортов: женщины могут избегать обращения за медицинской помощью для лечения последствий небезопасного аборта, поскольку опасаются огласки, плохого обращения со стороны медицинских работников и властей.

Оказавшись в больнице, женщинам, пережившим небезопасный аборт, может потребоваться переливание крови для возмещения больших кровопотерь, вызванных абортом, антибиотики для лечения инфекции и сепсиса, общая восстановительные хирургические операции на внутренних органах и даже гистерэктомия (удаление матки).

Как можно предотвратить травмы и смерти, спровоцированные небезопасными абортами?

Предотвращение небезопасных абортов начинается с мер профилактики нежелательной беременности, что в свою очередь требует доступа сексуальному образованию и знаниям о контрацепции. Тем не менее, одних знаний о сексуальном здоровье и контрацепции недостаточно: женщинам также нужно иметь доступ к возможности своевременного, конфиденциального и безопасного прерывания беременности. Сокращение барьеров на пути к получению этого вида помощи является ключевым для сохранения жизней и предотвращения травм и инвалидности.

Какие существуют препятствия на пути к безопасному прерыванию беременности?

Во многих странах аборты по-прежнему частично криминализированы, хотя почти все страны делают исключения, если речь идет о спасении жизни женщины. Нормативная база, касающаяся абортов, запутана и содержит много тонкостей, в которых сложно разобраться и пациентам, и медицинским специалистам. Правовые ограничения вызывают особые опасения с учетом прямого доказательства того, что они не влияют на снижение числа абортов, а только увеличивают вероятность проведения небезопасных абортов. С учетом роста фактов пользу этого предположения за последние годы многие страны внесли изменения в свое законодательство с целью расширения списка условий, при которых разрешается проведение абортов, в результате чего произошло снижение материнской смертности. Например, с 1996 года, когда правительство пост-апартеидной ЮАР приняло нормативный акт, легализовавший прерывание беременности, смертность от небезопасных абортов сократилась на 91%.

Помимо правовых барьеров, женщины переживают чувство вины, сталкиваются с социальной стигмой и негативным отношением к обстоятельствам, которые привели к нежелательной беременности или к аборту, как таковому  -  что в свою очередь может создать препятствия на пути к доступу к медицинской помощи. К наиболее распространенными  барьерам относится словесное оскорбление, социальное отторжение (со стороны семьи и друзей), введение в заблуждение или отсутствие информации о законах, регулирующих доступ к прерыванию беременности, а  также стигма, отторжение и невежество внутри системы здравоохранения.

Пандемия COVID-19 стала еще одним серьезным препятствием на пути к доступу к помощи. В борьбе с пандемией правительства многих стран исключили сексуальное и репродуктивное здоровье из числа приоритетных сфер, что привело к сокращению финансирования и закрытию тысячи клиник по всему миру в связи с перераспределением ресурсов в пользу борьбы с COVID-19. Карантинные меры, комендантский час, запрет на передвижение и потеря возможности безопасных пассажирских перевозок также усугубило ситуацию, сделав невозможным посещение клиник для многих женщин.

Что делает MSF для решения проблемы небезопасных абортов

«Врачи без границ» считают доступ к безопасному прерыванию беременности жизненно важной составляющей репродуктивного здоровья, которая сокращает риск материнской смертности и уменьшает страдания. Наша приверженность к решению этой проблемы базируется на опыте работы наших проектов, в которых мы ежедневно становимся свидетелями страданий и смерти, вызванных нежелательной беременностью и небезопасными абортами. В 2018 году мы оказали помощь более, чем 24 000 женщинам, получивших осложнения в результате попытки проведения небезопасных абортов. 

Несмотря на то, что в наших проектах мы ежедневно оказываем помощь тем, кто получил осложнения в результате небезопасных абортов, в середине 2010 годов мы пришли к выводу, что наши усилия по улучшению доступа к безопасному прерыванию беременности недостаточны, несмотря на существующую в организации политику приверженности к решению этого вопроса. Для выяснения причин такого положения дел мы провели системный анализ существующих вызовов и пути их решения. Это привело к создание в 2016 году специальной рабочей группы, в задачи которой входит выявление внутренних барьеров, создание программ и разработка стратегий, направленных на улучшение доступа к безопасному прерыванию беременности, для наших пациентов.

С момента создания группы мы разработали новый пакет комплексных программ по обеспечению доступа к безопасному прерыванию беременности, контрацепции и оказанию помощи после аборта.  По состоянию на 2018 год, 90 проектов «Врачей без границ» в более, чем 25 странах оказывали помощь в области безопасного прерывания беременности.  Совсем недавно, в связи с серьезными ограничениями, вызванными COVID-19, мы начали адаптацию существующих способов оказания этой важной помощи, сокращая время нахождения пациентов в медицинских учреждениях в пользу оказания помощи по месту проживания, удаленной поддержки и модели самопомощи. Также, мы открыто высказываемся против губительной государственной политики, такой, как «Правило глобального кляпа»/Политика Мехико и других попыток ограничить доступ к получению медицинской помощи,  мы предоставляем информацию и проводим тренинги для других гуманитарных организаций, занимающихся вопросом безопасного прерывания беременности в контексте недостаточности ресурсов. Наконец, мы провели исследование на тему тяжести и лечения осложнений, вызванных небезопасными абортами в условиях военного конфликта.

«Я видела своими собственными глазами: безопасный аборт спасает жизни»

Врач Маниша Кумар [Nullam gravida pellentesque consectetur]

Преодоление внутренних барьеров

В 2016 году рабочая группа по вопросам безопасного прерывания беременности выявила ряд препятствий, которые затрудняют системное предоставление помощи по безопасному прерыванию беременности в проектах «Врачей без границ». К этим факторам относятся: стигма, мифы и заблуждения, отсутствие клинических знаний, опасения по поводу правовых ограничений и страх отторжения сообществом. Одним из наиболее успешных способов преодоления этих барьеров стала серия семинаров «Вглубь ценностей и взглядов». Они способствовали открытому, честному диалогу и критическому осмыслению взглядов и суждений в отношении безопасных абортов. К участию в семинарах приглашались все сотрудники, от менеджеров головного офиса до медсестер, акушерок, уборщиц и водителей. Проведя 240 семинаров в более, чем 35 странах, мы обнаружили, что открытый диалог помог сотрудникам посмотреть на проблему с разных сторон и лучше понять медицинскую необходимость безопасных абортов.

Рабочая группа также провела полевые визиты в 10 пилотных проектах, где доступ к безопасному прерыванию беременности по разным причинам не проводился на регулярной основе. Рабочая группа проводила семинары и клинические тренинги, оценивала риску и угрозы, участвовала в обсуждениях с лидерами общин и другими общественными деятелями; были разработаны стратегии по реализации программы, создана система сбора данных для интеграции медицинской помощи по безопасному прерыванию беременности в наши регулярные проекты.  Эта стратегия доказала свою жизнеспособность, поскольку каждый десятый проект, в котором побывала рабочая группа, наряду с 80 другими по всему миру теперь предоставляют доступ к безопасному прерыванию беременности.

Комплексная программа по оказанию медицинской помощи в области репродуктивного здоровья

Оказание экстренной помощи женщинам в связи с осложнениями, полученными в результате небезопасных абортов, всегда являлось частью наших программ женского здоровья. Лечение может включать переливание крови в случае кровопотери, восстановительную хирургию поврежденных органов, внутривенные капельницы и антибиотики для лечения сепсиса, мизопростол при неполном аборте. Но при худшем сценарии женщины умирают, потому что добираются до больницы слишком поздно, уже в критическом состоянии. На страдания этих женщин невозможно смотреть без слез, и в первую очередь потому, что этого ужаса можно было бы избежать, если бы у них был своевременный  доступ к безопасному прерыванию беременности.

Для спасения жизней и облегчения страданий, связанных с небезопасными абортами и нежелательной беременностью, мы дополнили нашу комплексную программу охраны репродуктивного здоровья, включающую лечение осложнений после абортов, консультациями по контрацепции и доступом к безопасному прерыванию беременности.

В сотрудничестве с Министерством здравоохранения и другими негосударственными медицинскими организациями, мы ставим своей задачей предоставить нашим пациентам широкий спектр средств контрацепции, включая импланты, внутриматочные спирали, инъекционные препараты, оральные контрацептивы и презервативы. В 2018 году мы провели более 300,000 консультаций по вопросам контрацепции. Часто содействие в области контрацепции означает адаптация существующих проектов к ситуации кризиса или конфликта, который может ограничить доступ к услугам в области репродуктивного здоровья. Например, многие женщины в Центрально-африканской Республике вынуждены преодолевать большие расстояния для того, чтобы получить необходимую помощь, а в ситуации эскалации конфликта, такое путешествие становится совсем небезопасным. Пандемия COVID-19 pandemic также осложнила доступность услуг по подбору контрацепции в связи с ограничениями передвижения и закрытием клиник. В связи с этим, мы расширяем возможности оказания помощи, включая услуги телемедицины, долгосрочные методы контрацепции, выдаем больший запас противозачаточных таблеток.

Клинические руководства и нормативные акты MSF содержат информацию о возможности проведения абортов вплоть до 22-недельного срока беременности и план оказания помощи до, во время и после проведения аборта. До начала проведения процедуры по прерыванию беременности важно, чтобы пациенты имели полное представление о том, что им предстоит и дали добровольное согласие. В план также содействие женщине в выборе способа прерывания беременности, обезболивание по время и после аборта, прочая поддержка, консультация по вопросам постабортивной помощи, например, контрацепции. В 2019 году мы провели 21,437 безопасных аборта с использованием медикаментозных средств или в обычных амбулаторных условиях.

Большинство женщин выбирают медикаментозный аборт (проводится с помощью лекарственных средств). Большинство медикаментозных абортов, которые мы проводим, проходят в амбулаторных условиях при участии медсестер и акушерок без стандартных анализов крови и УЗИ, в соответствии с рекомендациями ВОЗ. Пациентки могут принять таблетки дома и вернуться в клинику только в случае возникновения осложнений.

Для того, чтобы адаптироваться к ограничениям, вызванным пандемией, некоторые проекты «Врачей без границ» запустили совместные пилотные проекты по сотрудничеству с медицинскими работниками из числа местных жителей, наставниками, а также с горячей линий для оказания дальнейшей поддержки пациенткам в вопросе проведения безопасного медикаментозного аборта на дому. Однако, всех этих мер недостаточно—мы и другие международные медицинские организации должны продолжать искать новые инновационные решения и разрабатывать местные  инициативы, которые расширят доступ к контрацепции и безопасным абортам для наиболее уязвимых групп населения.

Обучение, информирование и адвокация

В нескольких наших проектах мы оказываем наставническую и организационную поддержку, обучаем медицинских работников, работающих в условиях ограниченности ресурсов, в том числе медицинских. Тренинги и семинары о материнской смертности от нежелательной беременности, небезопасных абортах и роли безопасных абортов проводят сотрудники «Врачей без границ», коллеги из минздрава и другие партнеры. 

Кроме того, мы предоставляем другим гуманитарным организациям учебные материалы о безопасном прерывании беременности в условиях ограниченности ресурсов. В январе 2020 года, в третью годовщину «Политики Мехико» «Врачи без границ» запустили бесплатный, общедоступный, научно обоснованный онлайн-курс о медикаментозных абортах. Курс был создан в партнерстве с HowToUseAbortionPill.org, и включает пять анимированных видео с информацией о небезопасных абортах и о том, как безопасно провести медикаментозный аборт. Цель курса – добиться того, чтобы гуманитарные работники, медицинский персонал и все желающие имели доступ к достоверной информации о безопасных абортах.

Помимо нашей медицинской деятельности, «Врачи без границ» открыто высказываются о медицинской необходимости безопасных абортов по жизненным показаниям. Мы делимся историями пациентов, которые не имеют доступа к необходимой помощи, а также даем слово врачам и медсестрам, которые ежедневно видят ужасающие последствия небезопасных абортов. Мы также выступаем против опасной государственной политики, как уже упомянутая недавно расширенная «Политика Мехико», которая исключает финансирование США зарубежных программ, связанных с безопасными абортами, включающие, например, консультирование и информирование женщин о возможностях выбора.

Исследовательская работа

Мы ведем большое число наших проектов по охране материнского здоровья в ситуации нестабильности вооруженных конфликтов; в таких условиях информация о медицинской помощи, связанной с безопасным прерыванием беременности и осложнениях, вызванными абортами, часто отсутствует. Для того, чтобы полнее осветить этот вопрос, «Врачи Без границ» и Epicentre, научно-исследовательское подразделение MSF, в партнерство с Институтом Гуттмахера,  Ipas1 и министерствами здравоохранения трех африканских стран (ДРК, ЦАР и Нигерия) договорились о проведении трехгодичного исследования. Его цель – дать оценку частотности и тяжести осложнений, вызванных абортами, смертей, тяжелых состояний и качеству помощи при абортах и осложнениях. В этом исследовании, первом на данную тему в контексте вооруженных конфликтов, примут участие свыше 1200 женщин, которые столкнулись с осложнениями, вызванными абортами.

1Международная неправительственная организация, которая расширяет доступ к безопасным абортам и контрацепции.

Определение прерывания по Merriam-Webster

вмешательство | \ ˌIn-tə-ˈrəp-shən \ 1 : акт прерывания чего-либо или кого-либо или состояние прерывания: например,

а : остановка или воспрепятствование деятельности на время Наш разговор продолжался непрерывно более часа.

б : нарушение непрерывности чего-либо Перебои в предоставлении интернет-услуг

2 : то, что вызывает остановку или нарушение непрерывности чего-либо. грубое прерывание просмотра телевизора без перерывов в рекламе

Синонимов прерывания, Антонимов прерывания | Тезаурус Мерриам-Вебстера

Тезаурус

Синонимы и антонимы слова

interrupts 1 разрыв преемственности
  • и прерывание кабельной связи во время грозы

Синонимы к слову прерывания

  • разрывы,
  • зазоры,
  • перерывы,
  • икота
  • (тоже икнет),
  • промежуточный,
  • интерлюдии,
  • антракты,
  • междуцарствия
  • (или Interregna),
  • промежутки,
  • интервалы,
  • круглые скобки

слов, относящихся к прерываниям

Ближайшие антонимы для прерываний

Антонимы для прерывания

2 кратковременная остановка деятельности
  • краткое прерывание в обсуждении, пока мы все пили кофе

Синонимы к слову прерывания

слов, относящихся к прерываниям

Ближайшие антонимы для прерываний

См. Определение словаря

Как управлять перерывами в собраниях

Где ваша работа встречается с вашей жизнью.Смотрите больше от Ascend здесь.

Представьте, что вы на своей первой работе делитесь блестящей идеей на встрече. Затем внезапно вас прерывает один из ваших сверстников, тоже новичок. Прежде чем вы это осознаете, вы соревнуетесь с прерывателем, чтобы заговорить, но уже слишком поздно. Ваш коллега отвлекся от всего разговора. Встреча заканчивается.

Никто не помнит вашу идею, но замечательная способность прерывателя отвлекать внимание заставляет всех хвалить его.

А теперь давайте посмотрим на другую ситуацию.На следующей встрече вы прерываете своего руководителя, чтобы добавить к его презентации важную деталь. Однако вы сталкиваетесь с резкой критикой за вмешательство.

Исследования показывают, что перерывы в работе могут усложняться. Иногда - как в первом примере - перебивание может усилить ваше лидерское присутствие или вашу воспринимаемую власть и статус. Но, как показано во втором примере, такое поведение также может иметь неприятные последствия, особенно если вы вмешиваетесь, когда говорит кто-то из старших.

На самом деле, исследование Университета Балтимора, в котором приняли участие более 100 человек, показало, что когда старший менеджер перебивает, люди часто считают это признаком силы и напористости, тогда как младший коллега, который перебивает кого-то на более высоком уровне, чем они, часто предполагается. быть агрессивным, грубым или несоответствующим.

Это кажется несправедливым, особенно если вы молодой сотрудник. Но не расстраивайтесь. Есть способы стратегически и эффективно справляться с перерывами на собраниях, не теряя при этом доверия.

Как реагировать на прерывания

Проверьте свой статус.

Иногда наши рабочие места могут казаться главой из T he Hunger Games . Все соревнуются за ресурсы, признание и награды. Вы должны эффективно сотрудничать с разными людьми, чтобы достичь своих целей, и, к сожалению, реальность такова, что лишь некоторые из нас, вероятно, будут признаны.

В таком случае важно, чтобы мы были готовы постоять за себя, когда наш статус подвергается сомнению.

Первый шаг к тому, чтобы реагировать на прерывания, - это осознать силу, которую вы держите в своей команде. Оцените людей в (виртуальной) переговорной и их относительный статус в компании. Если вас прерывает менеджер, ваш статус относительно безопасен. Исследования показывают, что такого поведения следует ожидать от руководителей высшего звена, и поэтому оно не будет противодействовать вам.

С другой стороны, если прерыватель является партнером, это может негативно повлиять на ваш воспринимаемый статус.Перебивать - обычное дело среди сверстников, которые стремятся установить господство над своими более сдержанными коллегами в надежде усилить свое лидерское присутствие.

Слушайте и отвечайте решительно.

Когда сверстник прерывает вас, подумайте в первую очередь о том, почему они прерывают вас. Учитывайте их цель. Если вы хотите сменить тему или заставить вас перестать говорить, вам нужно прямо взглянуть в глаза прерывающему и сказать: «Майк, я собираюсь закончить свою точку зрения. Это важная тема, и я хочу убедиться, что все в ней проинформированы.”

Однако, если их цель - оспорить или критиковать то, что вы говорите, скажите: «Майк, я буду рад получить ваш отзыв после того, как поделился своей точкой зрения, но я хотел бы убедиться, что вы действительно слышите это в первую очередь ».

Дело в том, что вы признали своего прерывателя. Скажите им, что вы их слышите, но убедитесь, что вы закончили свою мысль. Когда вы закончите, вы можете обратиться к прервавшему разговор и попросить его поделиться своими мыслями.

Скажите: «Я знаю, что у Майка раньше были некоторые мысли.Не хочешь поделиться, Майк? "

Если вас прервал кто-то на более высоком уровне, дождитесь окончания встречи. Затем обратитесь к ним позже, чтобы назначить встречу один на один, чтобы узнать, как вы могли бы лучше подготовиться к следующей встрече.

Вы можете сказать: «Я заметил, что вчера у вас были отзывы о моей презентации. У вас есть мысли, которыми вы хотели бы поделиться? Могу ли я сделать что-то по-другому, чтобы представить свои данные или аргументы? »

Сохраняйте самообладание.

Возможно, вы успешно отразили первое вмешательство, но это не значит, что других не будет. Хотя может быть сложно сдерживать эмоции, старайтесь не терять силы.

Когда кто-то из ваших сверстников продолжает перебивать, сделайте глубокий вдох, сосредоточьтесь на своем сообщении и продолжайте говорить с уверенностью. Это станет явным сигналом для прерывателя, что вы собираетесь закончить делиться своими мыслями, и вас не отпугнут его повторные вторжения.

Если вам становится неловко или неприятно, попробуйте поговорить со своим коллегой или старшим после встречи и уточнить свои намерения.Сообщите им, что вы почувствовали из-за того, что вас прервали, и поищите отзывы, если они захотят продолжить.

Как прервать, не проявляя неуважения

Проведите проверку культуры.

Не всякое прерывание автоматически является плохим или даже преднамеренным. Иногда может случиться так, что чья-то речь просто совпала с вашей. В других случаях рабочая культура поощряет здоровые разногласия, чтобы помочь своим командам провести мозговой штурм. Если это верно в вашей организации, вам, возможно, потребуется найти возможности для участия и поделиться своими идеями или предложить новый взгляд на встречи.Это будет проще, если вы работаете в команде, которая любит выслушивать мнения всех, прежде чем двигаться дальше.

Знание стиля общения вашей компании поможет вам соответствовать темпу и тону работы членов вашей команды, а это, в свою очередь, позволит вам более вдумчиво вмешиваться в настройках группы. Вы не хотите упускать возможности внести свой вклад в обсуждение и получить признание просто потому, что вам не нравится то, как люди взаимодействуют.

Спросите, прежде чем перебивать.

Скорее всего, большинство ваших встреч в наши дни проходит через Zoom или другие платформы для видеоконференцсвязи. И даже при включенном видео у всех может быть сложно что-то прервать, поскольку типичные невербальные сигналы, которые мы используем лично, прежде чем прервать, - жест рукой, слегка приподнятие подбородка или физическое наклонение - могут остаться незамеченными. Поэтому простое начало разговора через кого-то может показаться разрушительным, особенно если ваша организационная культура более сдержанна на собраниях.

Одно из решений - предварять ваше прерывание вопросом, например: «Дана, могу я на минутку прервать?» или «Могу я использовать эту возможность, чтобы поделиться чем-то, что относится к вашей точке зрения, Рик?» или «Сара, могу я добавить что-нибудь к тому, что ты только что сказал?»

Прерывания, оформленные в виде вопросов, служат одновременно и вежливой просьбой к говорящему, и риторическим приемом, привлекающим внимание людей к следующему, что вы собираетесь сказать. Эта стратегия работает и при личной встрече.

Действуйте сообща, а не сражайтесь.

слова имеют значение, и то, как вы прерываете, может иметь решающее значение в том, как ваше междометие будет принято. Исследование, проведенное в Институте психолингвистики Макса Планка и университетах Амстердама и Утрехта, показывает, что мозгу требуется всего одна пятая секунды, чтобы обработать значение произнесенного слова и определить, оскорбляет ли слово или поддерживает его мировоззрение. слушатель.

Слово «но» является одним из таких нарушителей. Это имеет тенденцию останавливать говорящих на своем пути и заставляет их защищаться, потенциально настраивая их против вас.

Не говорите: «Это хороший аргумент, Лиза, но я думаю, что есть еще один способ подойти к этому.

Скажите: «Это отличный момент, Лиза, и если бы я мог добавить сюда еще один ракурс…» или «Я слышу, что вы говорите, и мне интересно, следует ли нам также рассмотреть…» или «По этому поводу, Кевин, я хотел бы поделиться некоторыми данными, которые могут помочь объяснить… ».

Таким образом, вы не считаете чье-то утверждение недействительным. Вместо этого вы добавляете ценность совместными усилиями.

Продолжая выполнять свою роль, помните, что время и осведомленность о своем статусе являются ключом к тому, как вы прерываете и управляете прерываниями.Знание того, как правильно делать паузу, заниматься и говорить во время встречи, может создать ваш личный бренд, а также укрепить ваше присутствие на работе.

границ | Различное влияние прерываний и отвлекающих факторов на процессы рабочей памяти в исследовании ERP

Введение

В повседневной жизни и в современной рабочей среде стало необходимо эффективно справляться с отвлекающими факторами и прерываниями. Согласно Clapp et al. (2010), прерывания определяются как мешающие стимулы, требующие внимания, например второстепенная задача (например, второстепенная задача).ж., телефонные звонки), тогда как отвлекающие факторы описывают мешающие нерелевантные стимулы, которые привлекают внимание, но их нужно игнорировать (например, фоновый шум). Процессы внимания и рабочей памяти (WM) имеют решающее значение для эффективного управления этими двумя типами внешних помех. WM включает в себя функции исполнительного контроля, такие как способность блокировать несущественную информацию, а также способность успешно репетировать и поддерживать информацию, имеющую отношение к задаче (Baddeley, 2012). Процессы внимания облегчают выполнение этих функций, поскольку они поддерживают выбор релевантной для задачи информации и восстановление после захвата внимания нерелевантной для задачи информацией (Gazzaley et al., 2005; Коуэн, 2008; Газзалей и Нобре, 2012; Sawaki et al., 2012). Это можно назвать результатом направленного сверху вниз или целенаправленного внимания в отличие от внимания снизу вверх или внимания, управляемого стимулами (Desimone and Duncan, 1995). Было показано, что оба этих когнитивных процесса напряжены отвлечениями и перерывами, что приводит к снижению производительности при выполнении основной задачи. В частности, в задачах, требующих WM, внешнее вмешательство отрицательно влияет на поддержание актуальной для задачи информации (Baddeley, 1986; Logie et al., 1990; Сакаи, 2003; Юн и др., 2006; Gazzaley et al., 2007; Берри и др., 2009; Клапп и др., 2010; Мишра и др., 2013; Schneider et al., 2017; Barth and Schneider, 2018) и препятствует подавлению информации, не имеющей отношения к задаче (Vogel et al., 2005; Gazzaley et al., 2008; Zanto and Gazzaley, 2009; Clapp et al., 2010). Предыдущие исследования показали, что перерывы в работе более пагубно влияют на производительность WM, чем отвлекающие факторы (Clapp et al., 2010; Solesio-Jofre et al., 2011, 2012; Clapp and Gazzaley, 2012; Mishra et al., 2013). Однако когнитивные процессы, лежащие в основе этих явных дефицитов производительности, еще недостаточно изучены. Таким образом, в настоящем исследовании мы стремились определить, как по-разному влияют на процессы внимания и WM прерывания и отвлечения.

Что касается отвлекающих факторов, то предыдущие исследования часто сообщали, что присутствие отвлекающей информации привлекает внимание и ухудшает поведенческие характеристики при выполнении задач WM. В частности, отвлечение может привести к более высокому уровню ошибок, как показал Уэст (1999), который проинструктировал участников игнорировать отвлекающие факторы (например,g., звездообразная фигура) при запоминании местоположения цели в одном из четырех ящиков. Занто и Газзалей (2009) использовали парадигму отложенного распознавания, в которой участникам предлагалось запоминать цвет или движение объекта, игнорируя нерелевантные стимулы. Поведенческий анализ выявил увеличение времени реакции на отвлекающие стимулы. Более того, негативные эффекты отвлекающих факторов усиливались с увеличением нагрузки на память в задаче WM. Такое снижение работоспособности, связанное с отвлечением, было дополнительно исследовано путем изучения связанных с событием потенциалов (ERP) электроэнцефалограммы (ЭЭГ), которые связаны с обработкой отвлекающих стимулов.Маркеры распределения внимания, такие как ранние визуальные ERP P1 и N1 (Hillyard et al., 1998; Zanto and Gazzaley, 2009), указывают на ограниченные возможности подавления нерелевантной информации на ранних этапах обработки изображений из-за выделения значительного количества внимания к отвлекающей информации (Vogel et al., 2005; Gazzaley et al., 2008; Zanto and Gazzaley, 2009; Clapp et al., 2010).

Что касается прерываний, было проведено лишь несколько исследований ЭЭГ, но большое количество поведенческих исследований также продемонстрировало разрушительное влияние прерываний на выполнение основной задачи (Gillie and Broadbent, 1989; Edwards and Gronlund, 1998; Altmann and Trafton, 2002; Speier et al., 2003; Бейли и Констан, 2006). Крайфельдт и Маккарти (1981), например, сообщили, что прерывания (арифметические задачи) вызывают более длительное время отклика в тестах на основе калькулятора из-за большего времени, необходимого для переориентации на основную задачу. Более того, в устном задании WM Sakai et al. (2002a) показали, что прерывания в форме вторичной арифметической задачи ухудшают способность сохранять релевантную для задачи информацию в WM и, следовательно, приводят к увеличению количества ошибок при пробах памяти в отличие от не мешающей арифметической задачи.Кроме того, исследования MEG также показали, что прерывания, в частности, приводят к разрушительным эффектам в отношении кодирования (García-Pacios et al., 2013), обслуживания (Solesio-Jofre et al., 2011) и получения релевантной для задачи информации об основной задаче. (Solesio-Jofre et al., 2012).

Недавнее исследование Bae and Luck (2018) предложило понимание механизмов, лежащих в основе этого дефицита производительности. Авторы продемонстрировали, что прерывания искажают релевантную для задачи информацию о первичной задаче даже в простых визуальных задачах WM.Они предположили, что хранимая информация в фокусе внимания была удалена из-за прерываний. Другое объяснение разрушительного эффекта прерываний заключается в том, что они требуют перераспределения когнитивных ресурсов и процессов спроса, позволяющих реактивацию информации, относящейся к основной задаче (Sakai et al., 2002b; Clapp et al., 2010). Это было показано в исследовании с использованием ЭЭГ и функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) Clapp et al. (2010), которое является одним из немногих исследований, в которых одновременно рассматривается влияние обоих типов внешних помех на выполнение задачи.Они применили задачу отложенного распознавания, в которой мешающие стимулы лица и сцены предъявлялись в течение периода сохранения памяти. Эти мешающие стимулы нужно было либо игнорировать (отвлечение), либо на них реагировать (прерывания). Поскольку авторов в первую очередь интересовала обработка обоих типов внешнего вмешательства, ERP-анализ был проведен для выявления маркеров распределения внимания во время обработки прерываний и отвлекающих факторов. В соответствии с предыдущими исследованиями эффектов отвлечения, их результаты показали, что оба типа внешних помех влияли на производительность WM на ранних этапах обработки изображений, что определяется модуляциями маркеров распределения внимания, таких как ранний визуальный P1.В частности, их результаты показывают, что повышенное внимание к отвлекающим факторам и прерываниям снижает производительность WM. Интересно, что поведенческие данные свидетельствуют о том, что перерывы оказывали даже более пагубное влияние на производительность WM, чем отвлечение (см. Также Solesio-Jofre et al., 2011, 2012; Mishra et al., 2013). Clapp et al. (2010) поэтому предположили, что в основе обработки отвлекающих факторов и прерываний лежат разные когнитивные механизмы. Это было подтверждено данными фМРТ из их исследования, показывающими, что релевантная для задачи информация сохранялась во время обработки отвлекающих факторов, но ее нужно было повторно активировать после прерывания.Эта диссоциация указывает на актуальность исследования обработки стимулов после вмешательства.

Таким образом, данное исследование не фокусировалось на обработке прерываний и отвлекающих факторов per se , но исследовало влияние прерываний и отвлечений на обработку последующих стимулов основной задачи. Точнее, наша цель состояла в том, чтобы изучить различные эффекты на выполнение задачи, процессы внимания и WM после прерываний и отвлекающих факторов по сравнению с до вмешательства, которые индексируются с помощью определенных потенциалов ЭЭГ, связанных с конкретным событием.С этой целью мы исследовали задачу непрерывного числа (CNT). В этом задании участники должны были принять нечетное или четное решение относительно отдельных чисел, представленных непрерывно в случайной последовательности. В некоторых экспериментальных блоках им дополнительно приходилось игнорировать прерывистые одиночные буквы (отвлекающие факторы) или отвечать на такие буквы (прерывания) в подмножестве испытаний. Участники выполняли блоки заданий с загрузкой WM (репетиция номера во время вмешательства), а также без загрузки WM (репетиция не требовалась). В качестве контрольного условия в некоторых испытаниях отдельных экспериментальных блоков вместо прерывающего или отвлекающего стимула продлевали перекрестие фиксации, что приводило к одинаковой продолжительности испытаний во всех экспериментальных условиях.Настоящая CNT, таким образом, позволяет непрерывно исследовать выполнение задачи в зависимости от различных типов мешающих стимулов и разных уровней нагрузки WM.

Поскольку помехи требуют перераспределения когнитивных ресурсов, мы сосредоточили внимание на заднем компоненте P3 как на измерении распределения внимания, опосредованного сверху вниз (Polich, 2007), и способности обработки (Kok, 2001). Предыдущие исследования показали, что P3 регулируется актуальностью задачи (Duncan-Johnson and Donchin, 1977; Gazzaley et al., 2008; Getzmann et al., 2018). Следовательно, прерывание стимулов, требующих внимания, должно оказывать влияние на задний P3 (P3b) в испытаниях, следующих за прерыванием, влияющим на процессы внимания сверху вниз. Более того, они должны влиять на когнитивный контроль для последующих испытаний, поскольку прерывающие стимулы требуют перераспределения когнитивных ресурсов, чтобы получить релевантную для задачи информацию о первичной задаче (Sakai et al., 2002b; Clapp et al., 2010). Таким образом, в качестве маркера когнитивного контроля мы исследовали лобно-центральный компонент N2 (Kopp et al., 1996; Bartholow et al., 2005; Фольштейн и Ван Петтен, 2008). Кроме того, мы исследовали лобно-центральную медленную волну как показатель поддержания ВМ, который модулируется мешающими стимулами (Ручкин и др., 1995; Фогель и др., 2005; Фукуда и др., 2015). В частности, считается, что фронтально-центральная медленная волна отражает процессы когнитивного контроля, которые необходимы для поддержания актуальной для задачи информации (Mecklinger and Pfeifer, 1996; Bosch et al., 2001). Если перебои действительно нарушают обслуживание информации, относящейся к задаче, они, таким образом, должны уменьшить этот индекс ERP после того, как произойдет перерыв.Поскольку основная задача в состоянии с нагрузкой WM требует не только сохранения информации, относящейся к задаче, но и дальнейших когнитивных операций, мы дополнительно исследовали заднюю медленную волну, которая была связана с когнитивными операциями после идентификации цели (Johnson and Donchin, 1985). ; Ручкин и др., 1988) и, следовательно, также должны подвергаться влиянию в испытаниях после вмешательства.

В целом, мы предположили, что оба типа внешних помех отрицательно влияют на выполнение задачи в последующих испытаниях, в отличие от испытаний без предшествующего вмешательства.Мы предположили, что это влияние будет даже более пагубным для прерываний, чем для отвлекающих факторов, поскольку прерывания как второстепенная задача (1) требуют больше ресурсов внимания, (2) нарушают способность поддерживать важную для задачи информацию в WM и (3) требуют, чтобы процессы после этого повторно активируйте релевантную для задачи информацию. Соответственно, мы ожидали, что эффекты прерываний будут более выраженными в состоянии с нагрузкой WM по сравнению с контрольным условием без нагрузки WM. Модуляции амплитуд P3 и N2 в испытаниях после перерывов должны отражать это снижение производительности на электрофизиологическом уровне, выявляя нарушение процессов внимания и когнитивного контроля.Особенно ярко это должно проявляться в условиях с нагрузкой WM. В условиях с нагрузкой WM мы также ожидали, что задняя и передне-центральная медленная волна будет значительно уменьшена, особенно после прерывания, отражая нарушенные процессы WM. Таким образом, мы предположили, что как процессы внимания, так и процессы WM были нарушены после внешнего вмешательства с большим снижением после перерывов.

Материалы и методы

Участники

В эксперименте приняли участие 22 здоровых взрослых человека.В соответствии с критерием резко отклоняющихся значений, предложенным Tukey (1977), данные пяти участников были исключены из анализа (средние индивидуальные показатели точности ± 3 SD от среднего значения выборки в двух или более условиях). Данные другого участника пришлось отбросить из-за чрезмерного количества пропущенных ответов (97% в одном условии). Такой довольно высокий уровень исключения может быть оправдан с учетом довольно сложной и трудной задачи WM, используемой в эксперименте.

Остальные шестнадцать взрослых ( M = 24 года, SD = 2.96 лет; диапазон = 19 - 28 лет; 8 женщин) имели нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, были правшами в соответствии с опросником о праворукости (адаптированном из Oldfield, 1971) и сообщили, что не принимали лекарства. Все участники дали свое письменное информированное согласие и получили кредит на курс или оплату в размере 10 евро в час. Исследование проводилось в соответствии с Кодексом этики Всемирной медицинской ассоциации (Хельсинкская декларация) и было одобрено местным комитетом по этике Исследовательского центра Лейбница по рабочей среде и человеческому фактору, Дортмунд, Германия.

Аппараты и стимулы

участников тестировались индивидуально в электрически экранированной тускло освещенной камере ЭЭГ. Все стимулы предъявлялись на расстоянии просмотра 145 см на 22-дюймовом ЭЛТ-мониторе с частотой обновления 100 Гц и разрешением 1024 × 786 пикселей. Экспериментальная задача была запрограммирована с использованием Lazarus IDE (Free Pascal), а представление стимула контролировалось генератором стимулов ViSaGe MKII (Cambridge Research Systems, Рочестер, Великобритания). Все экспериментальные стимулы отображались на сером фоне с яркостью 10 кд и составляли угол обзора в 2 ° по высоте.Цифры от 1 до 6 (стандартные стимулы) были представлены белым шрифтом Arial яркостью 80 кд. Кроме того, буквы «U» и «V» и буквы «M» и «N» (мешающие стимулы) были представлены одним и тем же шрифтом в двух различных подмножествах экспериментальных блоков. Буквы «U» / «V» и «M» / «N» были выбраны в качестве потенциальных целевых стимулов из-за их визуального сходства друг с другом и потому, что они были легко отличимы от цифр от 1 до 6 и креста фиксации. Присвоение цифр и букв различным условиям эксперимента уравновешивалось между участниками.Каждое число и каждая буква представлялись псевдослучайно с одинаковой частотой на протяжении всего эксперимента. Ответы подавались с помощью двух силовых клавиш, которые были прикреплены к правому и левому подлокотникам стула участника.

Задача и процедура

В CNT участники должны были решить, было ли текущее число (условие без загрузки WM) или сумма текущего и предыдущего числа (условие с загрузкой WM) нечетным или четным. Кроме того, в подмножестве экспериментальных блоков 25% стандартных стимулов были заменены мешающими стимулами, которые требовали от участников реагирования на отдельные буквы (прерывания), игнорирования отдельных букв (отвлечение) или ожидания более длительного периода задержки перед презентацией. следующего стандартного стимула (крест с длительной фиксацией).

Перед началом каждого блока участникам были представлены слайды с инструкциями, чтобы проинформировать их о том, какую задачу они должны были выполнить в следующем блоке. Чтобы познакомиться с CNT, все участники сначала выполнили блок из 150 стандартных проб без мешающих стимулов и без нагрузки WM. Данное испытание состояло из перекрестной фиксации, за которым следовали либо стандартный стимул (стандартное испытание), либо мешающий стимул (испытание интерференции с перерывами, отвлечением или длительными перекрестными фиксациями).Следующие шесть блоков были представлены случайным образом при условии, что два последовательных блока не могут содержать одни и те же мешающие стимулы, чтобы уменьшить потенциальные эффекты обучения.

В целом экспериментальная сессия состояла из двух блоков с перерывами, двух блоков с отвлечениями и двух блоков с длительной фиксацией крестов. Задача участников изменялась между блоками случайным образом: в одной половине блоков участники должны были решить, является ли текущее число четным или нечетным (условие без загрузки WM), тогда как в другой половине блоков они должны были решить, будет ли сумма текущего и предыдущего числа было нечетным или четным (состояние с загрузкой WM), отвечая левой или правой кнопкой силы (назначение ключей ответа было уравновешено между участниками).Важно отметить, что в условиях с нагрузкой WM необходимо запомнить число, предшествующее мешающему стимулу, прежде чем добавлять его к числу, следующему за мешающим стимулом.

Рисунок 1 иллюстрирует экспериментальную процедуру. Каждое стандартное испытание начиналось с дрожащего представления перекрестной фиксации в течение 1800–2100 мс, за которым следовало представление числа от 1 до 6 в течение 100 мс. После ответа участника началось следующее стандартное испытание. В блоке с перерывами номер заменяли буквой, которая отображалась в течение 100 мс после предъявления креста фиксации в 25% всех испытаний.Участники должны были отвечать на письмо, нажимая левую или правую силовую клавишу (назначение клавиш ответа было уравновешено между участниками). В отличие от испытаний с прерыванием, участники должны были игнорировать письмо, которое было представлено в течение 100 мс в испытании на отвлечение. При длительном перекрестном испытании с фиксацией номер был заменен перекрестием фиксации на дополнительные 100 мс. За всеми испытаниями, содержащими мешающий стимул (прерывание, отвлечение или длительная фиксация), следовало стандартное испытание.В общей сложности каждый блок включал 320 испытаний, из которых 80 испытаний интерференции привели к экспериментальному сеансу продолжительностью от 3 до 3 1/2 часов, включая подготовку к записи ЭЭГ. Между каждым из шести блоков необходимо было делать короткие перерывы по 2–5 мин для предотвращения утомления во время эксперимента.

Рисунок 1. Процедура испытания. На рисунке изображен пример случайной последовательности стандартных стимулов, представленных в CNT. В подмножестве блоков (два блока прерывания с нагрузкой WM и без нее, два блока отвлечения с нагрузкой WM и без нее и два продольных перекрестных блока фиксации с нагрузкой WM и без нее) 25% всех стандартных стимулов были заменены мешающими стимулами (прерывание vs .отвлечение vs. длительная фиксация креста). В то время как участникам приходилось игнорировать письмо в испытании по отвлечению внимания и ждать более длительного периода отсрочки в длительном перекрестном испытании с фиксацией, в испытании с прерыванием требовался ответ. ISI : межстимульный интервал.

Запись и анализ поведенческих данных

нажатие кнопки с усилием не менее 150 сН регистрировалось как ответ. Ошибки ответа включали быстрые догадки (ответы быстрее, чем через 100 мс после начала действия цели), отсутствующие ответы (отсутствие ответов или ответы медленнее, чем 1500 мс после начала действия цели), а также неправильные нажатия кнопок.Первые пять испытаний каждого блока были исключены из анализа, чтобы уменьшить влияние эффектов адаптации. Для каждого участника средняя точность и среднее время отклика правильных ответов (RT) были рассчитаны отдельно для трех различных испытаний помех, а также для двух условий нагрузки WM и отдельно для всех испытаний до и испытания непосредственно после воздействия. Таким образом, план эксперимента включал три внутрисубъектных фактора: WM-нагрузка, (с WM-нагрузкой vs.без нагрузки WM), типа интерференции (прерывание по сравнению с отвлечением по сравнению с перекрестной длительной фиксацией) и тип (все испытания до (x − n) по сравнению с одним испытанием непосредственно после (x + 1) интерференции). Точность и RT служили зависимыми переменными и были дополнительно проанализированы в отдельных дисперсионных анализах с повторными измерениями (rm-ANOVA) с поправкой Гринхауса-Гейссера для степеней свободы в тех случаях, когда нельзя было допустить сферичность (как указано Гринхаус-Гейссером ε ). Частичный квадрат этой величины (ηp2) используется для оценки величины эффекта. Post hoc анализы были проведены Cramer et al. (2016), чтобы исправить кумуляцию ошибки типа 1 в ANOVA. В этих случаях критические значения p были скорректированы ( p крит ). Кроме того, апостериорных сравнений были выполнены с использованием процедуры FDR для множественных сравнений с скорректированными значениями p (обозначены как p adj ).

Запись и анализ данных ЭЭГ

Активность

ЭЭГ регистрировали с 64 электродов Ag / AgCl (Easycap; Brain Products, Gilching, Германия).Электроды располагали согласно расширенной системе 10/20 (Pivik et al., 1993). Для записи данных использовался 2 × 32-канальный усилитель NeurOne Tesla AC (Bittium Biosignals Ltd., Куопио, Финляндия). Данные ЭЭГ подвергались фильтрации нижних частот с частотой 250 Гц и записывались с частотой дискретизации 1000 Гц. Импедансы всех электродов поддерживались ниже 10 кОм. Срединный электрод AFz служил заземляющим электродом, тогда как FCz служил электродом сравнения.

Автономный анализ данных ЭЭГ был проведен с использованием набора инструментов EEGLAB (Delorme and Makeig, 2004) для MATLAB (Mathworks, Натик, Массачусетс, США).Данные ЭЭГ подвергались полосовой фильтрации с использованием фильтра верхних частот 1 и фильтра нижних частот 40 Гц. После отклонения плохих каналов с эксцессом, превышающим 10 SD ( M = 2,31 канала, SD = 2,06) с использованием инструмента отклонения каналов, встроенного в EEGLAB, данные ЭЭГ были повторно привязаны к среднему эталону. Сегменты длиной 3300 мс (от -700 до 2600 мс) были извлечены, подвергнуты понижающей дискретизации до 250 Гц и представлены на независимый компонентный анализ (ICA). Процедура ADJUST (автоматический алгоритм удаления артефактов ЭЭГ) использовалась для автоматического обнаружения микросхем, содержащих артефакты, такие как общие разрывы данных, движения или моргания глаз.Затем идентифицированные ИС были удалены из набора данных. Кроме того, подключаемый модуль EEGLAB toolbox DIPFIT идентифицировал кортикальные диполи для всех IC и удалял IC из набора данных, когда необъяснимая дисперсия диполя превышала 50%. Впоследствии структура ИС была спроецирована на данные 1000 Гц. При подготовке к анализу ERP данные ЭЭГ были подвергнуты полосовой фильтрации с частотой 0,1 Гц - 40 Гц и снова сегментированы на эпохи от -200 до 2600 мс. Для анализа ERP учитывались только испытания с правильными ответами до (x − n) и непосредственно после вмешательства (x + 1).В последовательности испытаний, в которой стандартное испытание непосредственно следовало за мешающим стимулом (x + 1) и одновременно появлялось перед другим вмешательством (x − n), испытание рассматривалось как испытание x + 1, поскольку участники не знали о следующем испытании. на данный момент. Испытания с артефактами были отклонены автоматическим отклонением артефактов, реализованным в EEGLAB (пороговое значение: 1000 мкВ, порог вероятности: 5 SD, макс.% Испытаний, отклоненных на итерацию: 5%). В среднем 705 испытаний ( SD, = 126.6) были исключены из анализа ERP. Что касается поведенческих данных, первые пять испытаний каждого блока были исключены из дальнейшего анализа. ERP усредняли отдельно для пробного типа (x − n против x + 1), WM-нагрузки (с WM-нагрузкой по сравнению с WM-нагрузкой) и Interference Type (прерывание по сравнению с отвлечением по сравнению с длительной перекрестной фиксацией). . В результате была получена большая средняя ERP, то есть средние формы сигналов для каждого условия, усредненные по участникам.

Были исследованы следующие компоненты ERP с синхронизацией по стимулу: N2 был проанализирован, сначала определив пиковую задержку между 200-350 мс на электроде Fz в общем среднем.Затем была вычислена средняя амплитуда во временном окне вокруг наиболее отрицательного пика (условие с нагрузкой WM: 317 мс; ± 50 мс; состояние без WM: 311 мс; ± 50 мс). Для заднего P3 пиковые задержки были измерены в пределах временного окна 300 мс (350-650 мс), а средняя амплитуда была вычислена в результирующих временных окнах вокруг наиболее положительного пика (состояние с нагрузкой WM: 516 мс; ± 100 мс ; состояние без нагрузки WM: 494 мс; ± 100 мс). Лобно-центральная медленная волна измерялась как средняя амплитуда в диапазоне 800–1200 мс при Fz.Для задней медленной волны мы определили то же временное окно, что и для фронтальной медленной волны, и проанализировали среднюю амплитуду на электроде Pz. Кроме того, мы также проанализировали сенсорные компоненты ERP, чтобы проверить дисбаланс ранней сенсорной (восходящей, снизу вверх; см. Desimone and Duncan, 1995) обработки между экспериментальными условиями. Задние P1 и N1 были измерены в среднем для электродов PO7 и PO8 как пиковая задержка (P1: 50–100 мс; N1: 100–200 мс) и как средняя амплитуда в пределах временного окна 40 мс.P1 был центрирован на наиболее положительном пике (состояние с нагрузкой WM: 95 мс; ± 20 мс; состояние без нагрузки WM: 96 мс; ± 20 мс), а N1 был вычислен во временном окне вокруг самого отрицательного пика в общее среднее (состояние с загрузкой WM: 144 мс; ± 20 мс; состояние без нагрузки WM: 143 мс; ± 20 мс). Для каждого компонента были выполнены rm-ANOVA, включая факторы Интерференционный тип , Пробный тип и WM load . Средние амплитуды и пиковые задержки служили зависимыми переменными в этом отношении.В рамках этих дисперсионных анализов процедура ложного обнаружения была использована для исправления кумуляции ошибки типа 1 (на что указывают скорректированные критические значения p p crit ). Частичный квадрат этой величины (ηp2) используется для оценки величины эффекта. Взаимодействия были разложены с помощью апостериорных анализов ANOVA. В последующих анализах значения p были скорректированы FDR для множественных сравнений, как указано p adj .

Результаты

Поведенческие данные

На рис. 2 показана средняя доля правильных ответов (точность) и среднее время отклика правильных ответов (RT) как функция от пробного типа и типа помех , отдельно для состояния с нагрузкой WM и без нее.

Рисунок 2. Поведенческие данные. Средняя доля правильных ответов (точность) и среднее время отклика правильных ответов (RT) как функция от Trial Type и Interference Type , отдельно для условий с нагрузкой WM и без нее. Синие линии отображают испытания до и после отвлечения, черные линии показывают испытания до и после перерыва, а красные линии - до и после длительного перекрещивания фиксации. Планки погрешностей указывают ± 1 стандартную ошибку среднего (SEM).

Что касается доли правильных ответов, rm-дисперсионный анализ выявил значительный основной эффект нагрузки WM , показывая, что участники более точно отвечали в условиях без нагрузки WM ( M = 0,98, SD = 0,03) по сравнению с условие с нагрузкой WM ( M = 0,85, SD = 0,11), F (1,15) = 41,77, p <0,001, p крит = 0,05, ηp2 = 0,74. Ни коэффициент Trial Type , ни F (1,15) = 3.50, p = 0,081, p крит = 0,021, ηp2 = 0,19, ни Тип помех, F (1,15) = 0,40, ε = 0,695, p = 0,604, p крит = 0,014, ηp2 = 0,03, показал значимые основные эффекты, но взаимодействие Тип помех x Тип испытания имело, F (2,30) = 7,45, p = 0,002, p крит = 0,043, ηp2 = 0,33, что указывает на различное влияние отвлекающих факторов, прерываний и длительных крестиков фиксации на точность в испытаниях после вмешательства.Важно отметить, что это взаимодействие дополнительно модулировалось нагрузкой WM , что приводило к значительному трехстороннему взаимодействию Тип испытания x Тип помех x Нагрузка , F (2,30) = 4,34, p = 0,022, p крит = 0,036, ηp2 = 0,22. Post hoc анализы показали значительные различия в состоянии Trial Type с нагрузкой WM, F (2,30) = 6,68, p = 0,004, p crit = 0.05, ηp2 = 0,31, но не в состоянии без нагрузки WM, F (2,30) = 2,74, p = 0,081, p crit = 0,05, ηp2 = 0,15. Когда требовалась нагрузка WM, точность задачи значительно повышалась в испытаниях после отвлечения, F (1,15) = 6,81, p adj = 0,030, ηp2 = 0,31, и кресты с длительной фиксацией, F (1, 15) = 9,15, p adj = 0,027, ηp2 = 0,38, по сравнению с испытаниями до этих помех.Неожиданно мы не обнаружили эффекта после прерывания, F (1,15) = 2,57, p adj = 0,130, ηp2 = 0,15. Ни одно из оставшихся взаимодействий для оценки точности не достигло статистической значимости [ Тип испытания x нагрузка WM : F (1,15) = 3,62, p = 0,076, p крит = 0,029, ηp2 = 0,19; Тип помех x нагрузка WM : F (2,30) = 0,01, p = 0,994, p крит = 0.007, ηp2⁢ <0,01].

Что касается времени отклика, участники были значительно медленнее в условиях с нагрузкой WM ( M = 843,43 мс, SD = 127,82 мс), чем без нагрузки WM ( M = 601,61 мс, SD = 87,59 мс. ), F (1,15) = 167,06, p <0,001, p крит = 0,05, ηp2 = 0,92. Тип помех, F (2,30) = 0,24, p = 0,786, p крит = 0.007, ηp2 = 0,02 и Trial Type, F (1,15) = 0,17, p = 0,690, p crit = 0,021, ηp2 = 0,01, не показали значительных эффектов. Тем не менее, наблюдалось значительное взаимодействие Trial Type x WM load , F (1,15) = 27,26, p <0,001, p crit = 0,043, ηp2 = 0,65, что дополнительно модулировалось с помощью тип помех, на что указывает значимое трехстороннее испытание Тип x Тип помехи x WM-нагрузка , взаимодействие, F (2,30) = 4.71, p = 0,017, p крит = 0,036, ηp2 = 0,24. Post hoc анализ выявил лишь незначительно значимые различия в состоянии без нагрузки WM. Здесь взаимодействие пробного типа и интерференционного типа , F (2,30) = 3,43, p = 0,046, p крит = 0,033, ηp2 = 0,19, указывает на более медленные ответы, особенно в испытания после прерывания по сравнению с испытаниями до того, когда загрузка WM не требовалась.Ни одно из оставшихся взаимодействий для RT не достигло статистической значимости (все p > 0,251).

Данные ЭЭГ

Сенсорные компоненты ERP

Ни один из исследованных факторов Тип исследования , F (1,15) = 1,02, p = 0,328, p крит. 30) = 2,99, p = 0,066, p крит = 0,005, ηp2 = 0,17 или нагрузка WM, F (1,15) = 0.03, p = 0,869, p крит = 0,007, ηp2 <0,01, варьируется для амплитуды P1. Кроме того, соответствующие взаимодействия не достигли статистической значимости (все p > 0,242). Более того, латентность P1 не выявила значимых основных эффектов Trial Type , F (1,15) = 0,02, p = 0,881, p crit = 0,007, ηp2 <0,01 или Тип помех , F (2,30) = 0,68, p = 0.515, p крит = 0,029, ηp2 = 0,04, но основной эффект нагрузки WM показал тенденцию к более поздним задержкам в состоянии с нагрузкой WM по сравнению с состоянием без нагрузки WM, F (1, 15) = 4,39, p = 0,053, p крит = 0,05, ηp2 = 0,23. Для задержки P1 нет другого двустороннего (все p > 0,496) или трехстороннего взаимодействия [ Тип испытания x Тип помехи x Загрузка WM : F (2,30) = 3,24, p = 0 .075, р крит = 0,043, ηp2 = 0,18] был статистически значимым.

Тем не менее, сенсорный компонент N1 показал значительно меньшие средние амплитуды в испытаниях после вмешательства, F (1,15) = 5,19, p = 0,038, p крит = 0,05, ηp2 = 0,26, а также как значительно более поздние задержки в испытаниях после вмешательства, F (1,15) = 5,99, p = 0,027, p крит = 0,05, ηp2 = 0.29. Ни типа помех , ни нагрузка WM не изменились для средней амплитуды N1 [ Тип помех: F (2,30) = 0,28, p = 0,654, p крит = 0,014, ηp2 = 0,02; Загрузка WM : F (1,15) = 0,67, p = 0,427, p крит = 0,021, ηp2 = 0,04] ​​или задержка N1 [ Тип помех : F (2, 30) = 2,72, p = 0,082, p крит = 0.043, ηp2 = 0,15; Нагрузка WM : F (1,15) = 0,02, p = 0,901, p крит = 0,014, ηp2 <0,01]. Ни одно из оставшихся взаимодействий для средней амплитуды N1 и пиковой задержки не было статистически значимым (все p > 0,170).

N2 Средняя амплитуда

На рис. 3 показаны общие средние значения с синхронизацией стимула на электроде Fz как функция от пробного типа и интерференционного типа , отдельно для состояния с нагрузкой WM и без нее.На рисунке показана средняя амплитуда N2, которая была значительно больше для испытаний после интерференции ( M = −2,00 мкВ, SD = 2,23 мкВ), чем предыдущие ( M = −1,36 мкВ, SD = 1,94). мкВ), F (1,15) = 21,03, p <0,001, p крит = 0,043, ηp2 = 0,58. Более того, N2 был значительно больше, когда нагрузка WM не использовалась ( M = -2,23 мкВ, SD = 2,18 мкВ) по сравнению с условиями с нагрузкой WM ( M = -1.14 мкВ, SD = 1,89 мкВ), F (1,15) = 24,36, p <0,001, p крит = 0,05, ηp2 = 0,62. Основной эффект интерференции типа достиг лишь незначительной значимости, F (2,30) = 3,36, p = 0,048, p крит = 0,036, ηp2 = 0,18, что указывает на увеличение N2 в блоки с отвлекающими факторами ( M = -1,96 мкВ, SD = 2,01 мкВ) и крестами с длительной фиксацией ( M = -1.64 мкВ, SD = 2,38 мкВ) по сравнению с прерываниями ( M = -1,45 мкВ, SD = 1,90 мкВ). Ни одно из оставшихся взаимодействий относительно средней амплитуды N2 не достигло статистической значимости (все p > 0,339).

Рисунок 3. Средние значения на электроде Fz. На рисунке показаны общие средние значения с синхронизацией стимула на электроде Fz как функция от пробного типа и интерференционного типа отдельно для условий с нагрузкой WM и без нее.Пунктирными линиями показаны все испытания до интерференции (x − n), а сплошными линиями показаны испытания, которые непосредственно следовали за интерференцией (x + 1). ERP, связанные с отвлечением, обозначены синим цветом, перерывы - черным, а длительная фиксация - крестом красными линиями. Положительные отклонения отображаются вниз. Серыми областями выделены проанализированные временные окна средней амплитуды N2 (состояние с нагрузкой WM: 267 - 367 мс; состояние без нагрузки WM: 261 - 361 мс) и фронтально-центральной медленной волны (800 - 1200 мс).Топографии кожи головы отображают разницу между испытанием после вмешательства (x + 1) и всеми испытаниями до вмешательства (x − n) отдельно для трех различных типов помех.

Пиковая задержка N2
Пиковая задержка

N2 не изменилась с пробного типа , F (1,15) = 4,08, p = 0,062, p крит = 0,036, ηp2 = 0,21, Тип помех, F ( 2,30) = 0,85, p = 0,436, p крит = 0.014, ηp2 = 0,05 или нагрузка WM, F (1,15) = 0,61, p = 0,449, p крит = 0,007, ηp2 = 0,04. Однако в испытаниях после интерференции он варьировался между тремя разными типами помех: F (2,30) = 5,81, p = 0,007, p крит = 0,05, ηp2 = 0,28. Это взаимодействие дополнительно модулировалось нагрузкой WM , F (2,30) = 4,17, p = 0,025, p crit = 0.043, ηp2 = 0,22. Апостериорный анализ показал, что пиковые задержки произошли значительно позже в условиях с нагрузкой WM, F (2,30) = 6,56, p = 0,004, p крит = 0,05, ηp2 = 0,30, но не в состоянии без нагрузки WM, F (2,30) = 1,19, p adj = 0,317, p crit = 0,043, ηp2 = 0,07. В частности, латентные периоды пика N2 значительно задерживались в испытаниях после длительной перекрестной фиксации по сравнению с испытаниями до того, когда требовалась нагрузка WM, F (1,15) = 9.68, p adj = 0,021, ηp2 = 0,39. Такой результат может указывать на нарушение рабочего процесса из-за продолжительной фиксации крестовины. Однако латентность N2 существенно не различалась в испытаниях после перерывов, F (1,15) = 0,30, p adj = 0,594, ηp2 = 0,02, и отвлекающих факторов, F (1,15) = 0,48 , p adj = 0,594, ηp2 = 0,03. Ни одно из оставшихся взаимодействий не было статистически значимым (все p > 0.130).

В целом, следует отметить, что N2 может скорее отражать восходящий фланг P3, если принять во внимание соответствующую топографию на Рисунке 3. Таким образом, в центре нашего обсуждения будет в первую очередь компонент P3, о котором сообщается ниже.

P3 Средняя амплитуда

Отдельные общие средние значения с синхронизацией стимула на электроде Pz для различных факторов нагрузки WM , пробного типа и интерференционного типа показаны на рисунке 4.Рисунок предполагает ярко выраженный P3 после интерференции, особенно в блоках с отвлечением и длительной фиксацией крестов. Значимый основной эффект Trial Type , F (1,15) = 65,53, p <0,001, p crit = 0,05, ηp2 = 0,81, указывает на увеличение средних амплитуд P3 в исследованиях после вмешательства ( M = 5,47 мкВ, SD = 2,97 мкВ) относительно предшествующих испытаний ( M = 4,24 мкВ, SD = 2.58 мкВ). Кроме того, амплитуда P3 значительно различалась между прерываниями, отвлечениями и длительными перекрестными фиксациями, на что указывает основной эффект Interference Type , F (2,30) = 6,98, p = 0,003, p крит. = 0,043, ηp2 = 0,32. Этот эффект был особенно выражен в испытаниях после интерференции, на что указывает значительное взаимодействие Тип испытания x Тип интерференции , F (2,30) = 4,04, p = 0.028, p крит = 0,036, ηp2 = 0,21. Интересно, что апостериорный анализ показал, что средняя амплитуда P3 была значительно увеличена после всех трех типов помех, отвлечения, F (1,15) = 24,36, p adj <0,001, ηp2 = 0,62, длительная фиксация кресты, F (1,15) = 35,60, p adj <0,001, ηp2 = 0,70, а также в испытаниях после прерываний, F (1,15) = 8,76, p adj = 0.010, ηp2 = 0,37. Так как мы не обнаружили основного эффекта ни от WM load , F (1,15) = 4,23, p = 0,058, p крит = 0,029 ηp2 = 0,22, ни какого-либо соответствующего взаимодействия (все p > 0,109), увеличение амплитуды P3, по-видимому, не зависит от модуляции нагрузки WM в нашем эксперименте, хотя соответствующие топографии указывают на более сильные различия в состоянии с нагрузкой WM (см. Рисунок 4).

Рисунок 4. Средние на электроде Pz. На рисунке показаны общие средние значения с синхронизацией стимула на электроде Pz как функция от пробного типа и интерференционного типа отдельно для условий с нагрузкой WM и без нее. Пунктирными линиями показаны все испытания до интерференции (x − n), сплошными линиями обозначены испытания, непосредственно последовавшие за интерференцией (x + 1). ERP, связанные с отвлечением, обозначены синим цветом, перерывы - черным, а длительная фиксация - крестом красными линиями.Положительные отклонения отображаются вниз. Серая область выделяет анализируемое временное окно компонента P3 (состояние с нагрузкой WM: 416-616 мс; состояние без нагрузки WM: 394-594 мс) и заднюю медленную волну (800-1200 мс). Топографии кожи головы основаны на разнице между испытанием после вмешательства (x + 1) минус все испытания до вмешательства (x − n), соответственно для трех различных типов помех.

P3 Пиковая задержка

Ни то, ни другое для пробного типа , F (1,15) = 3.27, p = 0,090, p крит = 0,043, ηp2 = 0,18, ни Тип помехи, F (2,30) = 1,72, p = 0,195, p крит = 0,029 , ηp2 = 0,10, ни Загрузка WM , F (1,15) = 1,11, p = 0,308, p crit = 0,014, ηp2 = 0,07, пиковая задержка P3 менялась в зависимости от задачи. Взаимодействие Trial Type x WM load показало только незначительные различия, F (1,15) = 4.51, p = 0,051, p крит = 0,05, ηp2 = 0,23, что предполагает более ранние задержки в испытаниях после вмешательства, когда потребовалась нагрузка WM. Ни одно из оставшихся взаимодействий не достигло статистической значимости (все p > 0,168).

Задняя медленная волна

Задняя медленная волна проиллюстрирована на рисунке 4 между 800 и 1200 мс и была значительно больше в испытаниях после интерференции ( M = 1,34 мкВ, SD = 2.16 мкВ) по сравнению с предыдущим ( M = 0,69 мкВ, SD = 1,65 мкВ), F (1,15) = 15,49, p = 0,001, p crit = 0,05, ηp2⁢ = 0,51, а также значительно более выражен в условиях с нагрузкой WM ( M = 1,41 мкВ, SD = 2,11 мкВ) по сравнению с условиями без нагрузки WM ( M = 0,62 мкВ, SD = 1,68 мкВ ), F (1,15) = 9,39, p = 0,008, p крит = 0.043, ηp2⁢ = 0,39. Кроме того, взаимодействие Trial Type x WM load , F (1,15) = 4,81, p = 0,045, p crit = 0,036, ηp2⁢ = 0,24, достигло предельной значимости, что указывает на увеличение заднего медленная волна в испытаниях после интерференции, когда требовалась нагрузка WM, F (1,15) = 15,37, p adj = 0,002, ηp2⁢ = 0,51, но не в условиях без нагрузки WM, F (1,15) = 2,42, p прил. = 0.141, ηp2⁢ = 0,14. Этот эффект подчеркивает наше предположение о том, что задняя медленная волна отражает когнитивную операцию, которая требуется только в состоянии с нагрузкой WM.

Поскольку не было различий для типа помех , F (2,30) = 0,45, p = 0,642, p крит = 0,021, ηp2 = 0,03, ни какого-либо соответствующего взаимодействия с этим фактором ( все p > 0,636), задняя медленная волна, по-видимому, не подвержена влиянию трех различных типов интерференции.

Фронто-центральная медленная волна

На рисунке 3 показана фронтально-центральная медленная волна между 800 и 1200 мс. Rm-ANOVA выявил значительный главный эффект типа интерференции , F (2,30) = 7,56, ε = 0,737, p = 0,006, p критический = 0,05, ηp2 = 0,34, что указывает на более крупные медленные волны в блоке с отвлечениями ( M = -0,51 мкВ, SD = 2,17 мкВ) и крестами с длительной фиксацией ( M = -0.73 мкВ, SD = 1,75 мкВ) по сравнению с прерываниями ( M = 0,03 мкВ, SD = 1,66 мкВ). Анализ не выявил основного эффекта от нагрузки WM , F (1,15) = 0,02, p = 0,882, p крит = 0,007, ηp2⁢ <0,01 или Пробный тип , F (1,15) = 4,14, p = 0,060, p крит = 0,036, ηp2⁢ = 0,22, но выявил значительную тип испытания x нагрузка WM взаимодействие, F (1,15 ) = 7.75, p = 0,014, p крит = 0,043, ηp2 = 0,34. Апостериорный анализ показал значительно большую медленную волну в испытаниях после вмешательства в состояние с нагрузкой WM, F (1,15) = 7,07, p adj = 0,036, ηp2 = 0,32, но не в условие без нагрузки WM, F (1,15) = 0,86, p adj = 0,367, ηp2 = 0,05, поскольку этот компонент ERP связан с процессами WM. Никаких других значимых взаимодействий относительно фронто-центральной медленной волны обнаружено не было (все p > 0.106).

Обсуждение

Основная цель настоящего исследования состояла в том, чтобы изучить, как прерывания и отвлечения влияют на процессы внимания и WM. С этой целью мы исследовали поведенческие характеристики и ERP на испытаниях до вмешательства в отличие от непосредственно после вмешательства в CNT. Эта задача позволила исследовать влияние произвольно предъявляемых мешающих стимулов на выполнение задачи в условиях с нагрузкой WM и без нее.

Мы предположили, что оба типа внешнего вмешательства могут отрицательно повлиять на выполнение задачи и когнитивные процессы, особенно когда задействована нагрузка WM.Однако наши результаты указывают на довольно противоположные результаты, демонстрирующие положительный эффект отвлечения внимания в условиях с нагрузкой WM, индексируемой повышенной точностью выполнения задания. Этот эффект также отражался в модуляциях заднего P3, ERP-коррелята распределения внимания, предполагающего выраженное увеличение средней амплитуды в ответ на стимулы, следующие за отвлечением. Кроме того, перерывы также не выявили отрицательного влияния при необходимости нагрузки WM ни на выполнение задания, ни на электрофизиологическом уровне.

Чтобы прояснить причины этих результатов, нам сначала нужно взглянуть на поведенческий уровень. Как и предполагалось, участники показали значительно худшие результаты в условиях с нагрузкой WM, что указывает на то, что выполнение арифметической задачи требует больше когнитивных ресурсов, чем простая реакция на одно число. Следовательно, как показали предыдущие исследования, мы ожидали увидеть большее ухудшение состояния после прерываний и отвлекающих факторов при использовании нагрузки WM, как показали предыдущие исследования (Fockert et al., 2001; Clapp et al., 2010; Мишра и др., 2013). Интересно, что ответы в основной задаче имели тенденцию быть медленнее после прерываний по сравнению с предыдущими, исключительно в условиях без нагрузки WM. Это может указывать на то, что прерванный рабочий процесс задерживает перераспределение внимания к основной задаче даже в простой задаче, предположительно без дальнейшего участия процессов WM (см. Также Bae and Luck, 2018). В отличие от этого, отвлечение не оказывало влияния на состояние без нагрузки WM. Такой результат может быть связан с тем фактом, что основная задача, а также отвлекающие стимулы были слишком простыми и не требовали процессов внимания или WM (Craik, 2014).В соответствии с этим, мы наблюдали эффект потолка в отношении точности задачи, когда не требовалась нагрузка WM.

Однако мы действительно обнаружили эффект отвлекающих факторов на выполнение задачи в условиях с загрузкой WM. Согласно теории нагрузки Лави (Lavie et al., 2004), всякий раз, когда требуется нагрузка WM и, следовательно, доступны меньше когнитивных ресурсов, этот эффект приводит к усилению помех от отвлекающих факторов. Удивительно, но наши результаты указывают в противоположном направлении, показывая преимущество отвлечения информации под нагрузкой WM, что отражается в повышении точности задач в испытаниях после отвлекающих факторов.Дальнейшее изучение литературы действительно предлагает доказательства отсутствия или даже положительного влияния отвлекающих факторов (Yi et al., 2004; Kim et al., 2005; Scheiter et al., 2014). Например, Park et al. (2007) сообщили, что отвлекающие факторы для облегчения выбора цели при одновременной нагрузке WM в задаче выборочного внимания. Они утверждают, что степень, в которой человек успешно отбирает и блокирует информацию, зависит от количества общих ресурсов релевантной и нерелевантной информации в задаче.Это соответствует структуре множественной пропускной способности, предложенной Викенсом (2002), утверждая, что сходство задач в пределах измерений этапов обработки, кодов и модальностей определяет степень вмешательства задач. Соответственно, представление отвлекающих стимулов, которые отличаются от стимулов в основной задаче, приведет лишь к небольшому вмешательству (Rae and Perfect, 2014). Эта теория множественных ресурсов может также предложить возможное объяснение положительного эффекта отвлекающих факторов в нашем исследовании.Здесь мы представили сильно различающиеся стандартные и отвлекающие стимулы, которые были легко различимы. В соответствии с этим мы обнаружили аналогичную картину результатов после отвлекающих факторов и длительной фиксации крестовин, указывающих на то, что отвлечения могли служить скорее как пауза, высвобождающая дополнительные когнитивные ресурсы.

Это предположение об увеличении доступных ресурсов после отвлекающих факторов подтверждается на электрофизиологическом уровне. В целом, мы обнаружили повышенные электрофизиологические маркеры когнитивного контроля в исследованиях после интерференции, которые индексируются большими амплитудами лобно-центрального N2 (Folstein and Van Petten, 2008), хотя ослабленные амплитуды N1 и более поздние латентные периоды N1 указывают на затруднение избирательного внимания к стимул после вмешательства (Mangun, 1995; Hillyard, Anllo-Vento, 1998).Эти результаты могут указывать на то, что участники уделяли меньше внимания исследованию «x + 1» при его появлении, но все же были способны задействовать ресурсы управления, поскольку участники знали о стимулах, релевантных задаче после вмешательства, и могли подготовиться к предстоящему испытанию.

Кроме того, мы обнаружили усиление лобно-центральной медленной волны в испытаниях после мешающего стимула. Как и ожидалось, этот эффект был обнаружен только в условиях с нагрузкой WM, поскольку величина фронтальных медленных волн масштабируется в соответствии с нагрузкой WM (Ручкин и др., 1995; Bosch et al., 2001; Vogel and Machizawa, 2004), и поддержание информации не требовалось в состоянии без загрузки WM. В соответствии с исследованиями, предполагающими, что средние фронтальные медленные волны отражают поддержание WM, а также процессы когнитивного контроля (Mecklinger and Pfeifer, 1996; Bosch et al., 2001), усиление медленных волн может указывать на улучшение обслуживания WM и репетиционной активности. Это может быть связано с более доступными ресурсами управления, что в дальнейшем привело к повышению производительности задачи после отвлекающих факторов и продолжительных перекрестных фиксаций.Фактически, предыдущие исследования уже указывали, что релевантная для задачи информация все еще сохранялась во время представления отвлекающих факторов из-за эффективного подавления отвлекающих стимулов (Sakai et al., 2002a; Sakai, 2003; Clapp et al., 2010) и активная репетиция актуальной информации. Это нашло отражение в активности префронтальной коры (ПФК), которая, как было показано, играет важную роль в сохранении актуальной для задачи информации (O’Reilly, 2002; Sakai et al., 2002b; Yoon et al., 2006). Однако увеличенная медленная волна может отражать не только репетицию испытания перед помехой, но также и текущее испытание «x + 1», которое необходимо было поддерживать для выполнения арифметической операции в условиях с загрузкой WM. Это предположение может быть подтверждено относительно времени отклика, указывающего на то, что медленная волна присутствовала не только до, но и после инициирования отклика. Кроме того, дополнительная когнитивная операция отражалась в задней медленной волне (Ручкин и Саттон, 1983; Джонсон и Дончин, 1985; Гарсиа-Ларреа и Сезанн-Берт, 1998), которая, как правило, также выражалась в испытаниях после отвлекающих факторов, перерывов и продолжительных крепления крестов.Этот результат предполагает, что участники репетировали и поддерживали число в WM (как отражено в лобно-центральной медленной волне), комбинируя его с предыдущим числом, чтобы выполнить и подготовиться к дополнительной когнитивной операции (как индексируется задней медленной волной). . Поскольку и задняя, ​​и особенно лобно-центральная медленная волна были усилены в испытаниях после интерференции, независимой от типа интерференции, на эту последовательность обработки, по-видимому, не влияют отвлечения, прерывания и длительная фиксация крестов, когда требовалась нагрузка WM.Вместо этого усиление после вмешательства предполагает увеличение когнитивных ресурсов, что может быть следствием легко различимого стимулирующего материала, который мы использовали. Таким образом, у участников было больше времени для подготовки к следующему стимулу, одновременно сохраняя и репетируя информацию, относящуюся к основной задаче, в WM.

Это временное преимущество могло иметь даже более выраженный эффект в рамках нашего экспериментального дизайна, чем ожидалось, особенно если принять во внимание задний P3 как показатель ресурсов внимания (Isreal et al., 1980; Кок, 2001; Полич, 2007). Что касается P3, мы обнаружили значительно увеличенные амплитуды, особенно в испытаниях после отвлечения внимания и длительных крестов с фиксацией. Этот результат хорошо подтверждает повышение точности задачи в условиях с загрузкой WM. Мы предполагаем, что участники отвечали за более доступные ресурсы внимания, которые легче переключали внимание обратно на основную задачу. Удивительно, но увеличение амплитуды P3 наблюдалось после всех трех типов интерференции, независимо от нагрузки WM.В то время как модуляция P3 обычно связана со сложностью задачи (Kok, 2001) или вероятностью стимула (Duncan-Johnson and Donchin, 1977), это наблюдение, в свою очередь, указывает на то, что временной интервал между стимулами модулирует амплитуду P3 (Gonsalvez and Polich, 2002; Steiner et al., 2013, 2016). В деталях, более длительные интервалы между стимулами, как было показано, производят большие амплитуды P3 (Steiner et al., 2013), что соответствует нашим результатам для больших амплитуд P3, особенно после отвлечений и длительных перекрестов с фиксацией, которые не требовали ответа.Следовательно, время между двумя релевантными задаче стимулами основной задачи увеличилось, как и количество доступных когнитивных ресурсов, что привело к повышению точности задачи.

Что нас весьма интригует, так это то, что амплитуда P3 также значительно увеличилась после прерываний по сравнению с испытаниями до прерывания. Недавние исследования показали, что перерывы требуют большего внимания и, следовательно, больше когнитивных ресурсов (Speier et al., 2003; Clapp et al., 2010). Это может указывать на то, что прерывания могут отрицательно повлиять на процессы внимания к стимулам, относящимся к задаче.Принимая во внимание, что мы обнаружили более высокие амплитуды P3, предполагая, что после перерывов доступно еще больше ресурсов, чем раньше, можно снова говорить в пользу учета времени (Croft et al., 2003). Мы предполагаем, что участники смогли без труда обработать задание на прерывание. Независимо от второстепенной задачи, у них могло быть достаточно времени, чтобы задействовать ресурсы внимания для подготовки к последующему актуальному для задачи стимулу.

На данный момент мы можем заключить, что наши результаты не выявили отрицательных эффектов внешнего вмешательства в CNT с загрузкой WM, ни на процессы внимания, ни на процессы WM.Эти результаты противоречат предыдущим исследованиям, которые показали снижение производительности WM после обоих типов внешнего вмешательства, прерываний и отвлекающих факторов (Berry et al., 2009; Clapp et al., 2010; Mishra et al., 2013). Важно отметить, что в этих исследованиях использовались гораздо более сложные стимулы, например, раздражители с ухудшенным лицом, которые приводили к ухудшению выполнения задания (Yoon et al., 2006; Clapp et al., 2010). Кроме того, их мешающие стимулы были очень похожи на стимулы основной задачи.Было показано, что обработка аналогичного стимулирующего материала нарушает выполнение задачи (Kreifeldt and McCarthy, 1981; Gillie and Broadbent, 1989) из-за большего количества общих ресурсов в соответствии с концепцией множественных возможностей (Wickens, 2002). Как указывалось выше, наши стимулы не только очень отличались друг от друга, но и, предположительно, также требовали меньшего внимания, чем, например, стимулы лица в исследовании Clapp et al. (2010). Это могло быть связано с тем, что буквы не были такими сложными, как стимульный материал в предыдущих исследованиях, и, следовательно, не были достаточно разрушительными, чтобы ожидать серьезного воздействия мешающих стимулов.Учитывая, что отвлекающие и мешающие стимулы подавались по блокам и участники знали об их внешнем виде, это знание могло еще больше облегчить обработку помех, не оказывая отрицательного воздействия на процессы WM (см. Также Guynn and McDaniel, 2007). Эти результаты подтверждают идею о том, что не только нагрузка WM модулирует влияние помех, но, скорее, тип стимулирующего материала в отношении его сходства , требований внимания и предвидения о его типе и внешнем виде.Таким образом, в будущих исследованиях следует обратиться к этому отчету, например, исследуя влияние отвлекающих факторов и прерываний, объединенных в один экспериментальный блок. Эта комбинация затруднит различие между релевантной для задачи и нерелевантной информацией. Более того, сочетание обоих типов внешнего вмешательства может быть даже более актуальным с точки зрения прикладных перспектив, поскольку отвлечения и отвлечения часто возникают одновременно в повседневной жизни и в современной рабочей среде и должны оцениваться ситуативно.

Заключение

В этом исследовании мы исследовали влияние прерываний и отвлечений на процессы внимания и WM в CNT с загрузкой WM и без нее. Вопреки нашим гипотезам, мы не обнаружили отрицательного влияния ни отвлекающих факторов, ни перерывов на работу WM и процессы внимания. Важно отметить, что наши результаты скорее показали положительное влияние отвлекающих факторов и длительных фиксирующих крестов на точность выполнения задания, когда требовалась нагрузка WM. Этот эффект проявился, в частности, в увеличении амплитуды P3, что свидетельствует о том, что участники смогли успешно перераспределить внимание к основной задаче.Удивительно, но эффект P3 не зависел от нагрузки WM, а также после прерываний. Это подтверждает предположение о том, что амплитуды P3 предсказываются временным интервалом между двумя релевантными для задачи стимулами (Croft et al., 2003), а не сложностью задачи (Kok, 2001) или вероятностью стимула (Duncan-Johnson and Donchin, 1977). . Более того, это открытие предполагает, что наши мешающие стимулы могли быть легко обработаны из-за разного материала стимула и блочного предъявления стимула.Следовательно, участники могли создать предварительный набор потенциальных помех и были в состоянии ожидать и подготовиться к последующему стимулу, соответствующему задаче. Это, в свою очередь, позволило и упростило подготовку ресурсов, что привело к более доступным ресурсам внимания, а также к лучшему обслуживанию WM и улучшенной производительности дополнительных когнитивных операций, что отражено в ярко выраженной лобно-центральной и задней медленной волне в испытаниях после вмешательства. Таким образом, наши результаты подчеркивают, что не только нагрузка WM, но и тип и знание мешающих стимулов могут играть решающую роль в модулировании воздействия помех.Кроме того, это подкрепляет предположение, что внешнее вмешательство может также способствовать выполнению задачи в данных обстоятельствах. Эти результаты приобретают все большее значение, особенно в контексте рабочей среды, и демонстрируют, что короткие перерывы или простые отвлечения могут даже дать преимущества.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены местным комитетом по этике Исследовательского центра Лейбница по производственной среде и человеческому фактору, Дортмунд, Германия.Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

KK, EW, ST и BZ придумали идею исследования. БЖ провел эксперимент. СК и БЖ проанализировали данные. ST и DS проверили аналитические методы. Все авторы помогли интерпретировать результаты. БЖ взял на себя инициативу в написании рукописи. Все авторы внесли свой вклад в формирование исследования, анализа и рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Альтманн Э. М. и Трафтон Дж. Г. (2002). Память на цели: модель, основанная на активации. Cognit. Sci. 26, 39–83. DOI: 10.1207 / s15516709cog2601_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баддели, А. (2012). Рабочая память: теории, модели и противоречия. Annu. Rev. Psychol. 63, 1–29. DOI: 10.1146 / annurev-psycho-120710-100422

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баддели, А.Д. (1986). Рабочая память. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Бэ, Г.-Й., и Удача, С. Дж. (2018). Что происходит с отдельным визуальным представлением рабочей памяти, когда оно прерывается? Br. J. Psychol. 110, 268–287. DOI: 10.1111 / bjop.12339

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейли Б. П. и Констан Дж. А. (2006). О потребности в системах с осознанием внимания: измерение влияния прерывания на выполнение задачи, частоту ошибок и эмоциональное состояние. Comput. Гм. Behav. 22, 685–708. DOI: 10.1016 / j.chb.2005.12.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барт А. и Шнайдер Д. (2018). Управление фокусом внимания в рабочей памяти: свидетельство защиты нескольких элементов от перцептивного вмешательства. Психофизиология 55, 1–15. DOI: 10.1111 / psyp.13062

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартолоу, Б. Д., Пирсон, М. А., Диктер, К. Л., Шер, К.Дж., Фабиани М. и Граттон Г. (2005). Стратегический контроль и медиальная фронтальная негативность: за пределами ошибок и конфликта ответов. Психофизиология 42, 33–42. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2005.00258.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берри, А. С., Занто, Т. П., Рутман, А. М., Клапп, В. К., и Газзалей, А. (2009). Улучшение рабочей памяти, связанное с практикой, модулируется изменениями в обработке внешних помех. J. Neurophysiol. 102, 1779–1789.DOI: 10.1152 / jn.00179.2009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бош В., Меклингер А. и Фридеричи А. Д. (2001). Медленные корковые потенциалы при удержании объектной, пространственной и вербальной информации. Cognit. Brain Res. 10, 219–237. DOI: 10.1016 / S0926-6410 (00) 00040-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клапп, В. К., и Газзалей, А. (2012). Четкие механизмы воздействия отвлечения и прерывания на рабочую память при старении. Neurobiol. Старение 33, 134–148. DOI: 10.1016 / j.neurobiolaging.2010.01.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клапп, В. К., Рубенс, М. Т., и Газзалей, А. (2010). Механизмы нарушения рабочей памяти внешним вмешательством. Cereb. Cortex 20, 859–872. DOI: 10.1093 / cercor / л.с.150

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коуэн, Н. (2008). В чем разница между долговременной, краткосрочной и рабочей памятью? Prog.Brain Res. 169, 323–338. DOI: 10.1016 / S0079-6123 (07) 00020-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крейк, Ф. И. М. (2014). Влияние отвлечения на память и познание: комментарий. Фронт. Psychol. 5: 841. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00841

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крамер, А. О. Дж., Ван Равенцваай, Д., Мацке, Д., Штейнгровер, Х., Ветцельс, Р., Грасман, Р. П. П. П. и др. (2016). Скрытая множественность в исследовательском многофакторном дисперсионном анализе: распространенность и средства правовой защиты. Психон. Бык. Ред. 23, 640–647. DOI: 10.3758 / s13423-015-0913-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крофт, Р. Дж., Гонсалвез, К. Дж., Габриэль, К., и Барри, Р. Дж. (2003). Интервал между целью в сравнении с вероятностными эффектами на P300 в одно- и двухтоновых задачах. Психофизиология 40, 322–328. DOI: 10.1111 / 1469-8986.00036

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Делорм, А., Макейг, С. (2004). EEGLAB: набор инструментов с открытым исходным кодом для анализа динамики ЭЭГ в одном исследовании, включая независимый компонентный анализ. J. Neurosci. Методы 134, 9–21. DOI: 10.1016 / j.jneumeth.2003.10.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Desimone, R., and Duncan, J. (1995). Нейронные механизмы избирательного зрительного внимания. Annu. Rev. Neurosci. 18, 193–222. DOI: 10.1146 / annurev.ne.18.030195.001205

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дункан-Джонсон, К. С., и Дончин, Э. (1977). О количественной оценке неожиданности: изменение связанных с событием потенциалов с субъективной вероятностью. Психофизиология 14, 456–467. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1977.tb01312.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эдвардс, М. Б., и Гронлунд, С. Д. (1998). Прерывание задачи и его влияние на память. Memory (Хоув, Англия) 6, 665–687. DOI: 10.1080 / 741943375

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фокерт, Дж. У., Де, Рис, Г., и Фрит, К. Д. (2001). Роль рабочей памяти в зрительном избирательном внимании. Наука 291, 1803–1806.DOI: 10.1126 / science.1056496

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фолштейн, Дж. Р., и Ван Петтен, К. (2008). Влияние когнитивного контроля и несоответствия на компонент N2 ERP: обзор. Психофизиология 45, 152–170. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2007.00602.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фукуда, К., Манс, И., Фогель, Э. К. (2015). Модуляция мощности и медленная волна, связанная с событием, обеспечивают диссоциативные корреляты зрительной рабочей памяти. J. Neurosci. 35, 14009–14016. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.5003-14.2015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия-Пасиос, Дж., Гутьеррес, Р., Солезио, Э., Моратти, С., Руис-Варгас, Дж. М., Лопес-Фрутос, Дж. М. и др. (2013). Ранняя префронтальная активация как механизм предотвращения забывания в контексте вмешательства. Am. J. Гериатрическая психиатрия 21, 580–588. DOI: 10.1016 / j.jagp.2012.12.021

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия-Ларреа, Л.и Сезанн-Берт Г. (1998). P3, положительная медленная волна и нагрузка на рабочую память: исследование функциональных коррелятов медленной активности. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 108, 260–273. DOI: 10.1016 / S0168-5597 (97) 00085-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Газзейли А., Клэпп У., Келли Дж., МакЭвой К., Найт Р. Т. и Д’Эспозито М. (2008). Возрастной дефицит супрессии сверху вниз на ранних стадиях обработки зрительной памяти коры головного мозга. Proc.Natl. Акад. Sci. США 105, 13122–13126. DOI: 10.1073 / pnas.0806074105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Газзейли, А., Куни, Дж. У., Макэвой, К., Найт, Р. Т., и Д’Эспозито, М. (2005). Нисходящее усиление и подавление величины и скорости нейронной активности. J. Cognit. Neurosci. 17, 507–517. DOI: 10.1162 / 08989279522

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gazzaley, A., and Nobre, A.C. (2012). Модуляция сверху вниз: устранение избирательного внимания и рабочей памяти. Trends Cognit. Sci. 16, 129–135. DOI: 10.1016 / j.tics.2011.11.014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Газзалей А., Шеридан М. А., Куни Дж. У. и Д’Эспозито М. (2007). Возрастной дефицит компонентных процессов рабочей памяти. Нейропсихология 21, 532–539. DOI: 10.1037 / 0894-4105.21.5.532

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гетцманн, С., Вашер, Э., и Шнайдер, Д. (2018). Роль торможения для процессов рабочей памяти: свидетельство ERP из задачи краткосрочного хранения. Психофизиология 55, 1–9. DOI: 10.1111 / psyp.13026

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилли Т. и Бродбент Д. (1989). Что делает перерывы в работе? Исследование длины, сходства и сложности. Psychol. Res. 50, 243–250. DOI: 10.1007 / BF00309260

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gonsalvez, C.J., и Polich, J. (2002). Амплитуда P300 определяется интервалом от цели к цели. Психофизиология 39, 388–396.DOI: 10.1017 / S0048577201393137

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гинн, М. Дж., И МакДэниел, М. А. (2007). Предэкспонирование цели устраняет эффект отвлечения внимания на предполагаемую память, основанную на событиях. Психон. Бык. Ред. 14, 484–488. DOI: 10.3758 / BF03194094

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хиллард, С.А., и Анлло-Венто, Л. (1998). Событийные потенциалы мозга в исследовании зрительного избирательного внимания. Proc. Natl.Акад. Sci. США 95, 781–787. DOI: 10.1073 / pnas.95.3.781

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хиллард, С. А., Фогель, Э. К., и Лак, С. Дж. (1998). Контроль усиления чувствительности (усиление) как механизм избирательного внимания: данные электрофизиологии и нейровизуализации. Philos. Пер. R. Soc. B Biol. Sci. 353, 1257–1270. DOI: 10.1098 / rstb.1998.0281

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Исреал, Дж. Б., Чесни, Г. Л., Викенс, К.Д. и Дончин Э. (1980). P300 и сложность отслеживания: свидетельство наличия нескольких ресурсов при выполнении двух задач. Психофизиология 17, 259–273. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1980.tb00146.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонсон Р. и Дончин Э. (1985). Вторая мысль: несколько P300 вызваны одним стимулом. Психофизиология 22, 182–194. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1985.tb01584.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С.-Й., Ким, М.-С., и Чун, М.М. (2005). Одновременная нагрузка на рабочую память может уменьшить отвлекающие факторы. Proc. Natl. Акад. Sci. США 102, 16524–16529. DOI: 10.1073 / pnas.0505454102

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кок, А. (2001). О полезности амплитуды P3 как показателя способности обработки. Психофизиология 38: S00485772019. DOI: 10.1017 / S00485772019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Копп, Б., Рист, Ф., и Мэттлер, У. (1996). N200 в задаче фланкера как нейроповеденческий инструмент для исследования исполнительного контроля. Психофизиология 33, 282–294. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1996.tb00425.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крайфельдт, Дж., И Маккарти, М. (1981). «Прерывание как тест интерфейса пользователя и компьютера», в материалах 17-й ежегодной конференции по ручному управлению, , Лос-Анджелес, 655–667. DOI: 10.1017 / CBO9781107415324.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лави, Н., Херст, А., Де Фокерт, Дж. У., и Видинг, Э. (2004). Нагрузочная теория избирательного внимания и когнитивного контроля. J. Exp. Psychol. Общий 133, 339–354. DOI: 10.1037 / 0096-3445.133.3.339

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Логи Р. Х., Зукко Г. М. и Баддели А. Д. (1990). Нарушение кратковременной зрительной памяти. Acta Psychol. 75, 55–74. DOI: 10.1016 / 0001-6918 (90)

-O

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мангун, Г.Р. (1995). Нейронные механизмы зрительного избирательного внимания. Психофизиология 32, 4–18. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1995.tb03400.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mecklinger, A., Pfeifer, E. (1996). Связанные с событием потенциалы выявляют топографические и временные различные паттерны нейрональной активации для пространственной и объектной рабочей памяти. Cognit. Brain Res. 4, 211–224. DOI: 10.1016 / S0926-6410 (96) 00034-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мишра, Дж., Занто, Т., Нилакантан, А., и Газзалей, А. (2013). Сопоставимые механизмы вмешательства в рабочую память слуховыми и зрительными движениями в молодости и старении. Neuropsychologia 51, 1896–1906. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2013.06.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олдфилд, Р. К. (1971). Оценка и анализ руки: Эдинбургская описи. Neuropsychologia 9, 97–113. DOI: 10.1016 / 0028-3932 (71) -4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Рейли, Р.С. (2002). Префронтальная кора и задачи динамической категоризации: репрезентативная организация и нейромодуляторный контроль. Cereb. Cortex 12, 246–257. DOI: 10.1093 / cercor / 12.3.246

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парк С., Ким М. С. и Чун М. М. (2007). Одновременная нагрузка на рабочую память может способствовать выборочному вниманию: свидетельство специализированной нагрузки. J. Exp. Psychol. 33, 1062–1075. DOI: 10.1037 / 0096-1523.33.5.1062

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пивик, Р.Т., Бротон, Р. Дж., Коппола, Р., Дэвидсон, Р. Дж., Фокс, Н., и Нувер, М. Р. (1993). Рекомендации по регистрации и количественному анализу электроэнцефалографической активности в исследовательских контекстах. Психофизиология 30, 547–558. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1993.tb02081.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Полич, Дж. (2007). Обновление P300: интегративная теория P3a и P3b. Clin. Neurophysiol. 118, 2128–2148. DOI: 10.1016 / j.clinph.2007.04.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рэй, П. Дж. Л., и Перфект, Т. Дж. (2014). Визуальное отвлечение во время поиска списка слов не всегда нарушает память. Фронт. Psychol. 5: 362. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00362

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ручкин, Д. С., Канун, Х. Л., Джонсон, Р., и Риттер, В. (1995). Рабочая память и подготовка вызывают различные паттерны медленных волновых потенциалов мозга, связанных с событиями. Психофизиология 32, 399–410.DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1995.tb01223.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ручкин Д. С., Джонсон Р., Махаффи Д. и Саттон С. (1988). К функциональной классификации медленных волн. Психофизиология 25, 339–353. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1988.tb01253.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ручкин Д. С., Саттон С. (1983). 11 положительная медленная волна и P300: ассоциация и диссоциация. 10, 233–250. DOI: 10.1016 / S0166-4115 (08) 62042-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакаи, К.(2003). Реактивация памяти: роль медиальной височной доли и префронтальной коры. Rev. Neurosci. 14, 241–252. DOI: 10.1515 / REVNEURO.2003.14.3.241

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакаи К., Роу Дж. Б. и Пассингем Р. Э. (2002a). Активное поддержание в префронтальной области 46 создает устойчивую к отвлекающим факторам память. Nat. Neurosci. 5, 479–484. DOI: 10.1038 / nn846

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакаи, К., Роу, Дж.Б. и Пассингем Р. Э. (2002b). Сигнал реактивации парагиппокампа при извлечении после прерывания репетиции. J. Neurosci. 22, 6315–6320. DOI: 10.1523 / jneurosci.22-15-06315.2002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Саваки Р., Гэн Дж. Дж. И Лак С. Дж. (2012). Обычный нейронный механизм для предотвращения и прекращения распределения внимания. J. Neurosci. 32, 10725–10736. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1864-12.2012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шайтер, К., Герджетс, П., Хейсе, Э. (2014). Отвлечение во время обучения с помощью гипермедиа: сложные задачи помогают не отставать от поставленных задач. Фронт. Psychol. 5: 268. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00268

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шнайдер Д., Барт А., Гетцманн С. и Вашер Э. (2017). О нейронных механизмах, лежащих в основе защитной функции ретроактивных указателей против перцептивного вмешательства: свидетельства связанных с событием потенциалов ЭЭГ. Biol.Psychol. 124, 47–56. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2017.01.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Solesio-Jofre, E., Lorenzo-López, L., Gutiérrez, R., López-Frutos, J.M., Ruiz-Vargas, J.M., and Maestú, F. (2011). Влияние возраста на ретроактивное вмешательство при поддержании рабочей памяти. Biol. Psychol. 88, 72–82. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2011.06.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Солезио-Хофре, Э., Лоренцо-Лопес, Л., Гутьеррес, Р., Лопес-Фрутос, Дж. М., Руис-Варгас, Дж. М., и Маэсту, Ф. (2012). Возрастные эффекты в распознавании рабочей памяти, модулированные ретроактивным вмешательством. 67 А, 565–572. DOI: 10.1093 / gerona / glr199

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шпейер К., Весси И. и Валачич Дж. С. (2003). Влияние прерываний, сложности задачи и представления информации на процесс принятия решений с помощью компьютера. Decis. Sci. 34, 771–797. DOI: 10.1111 / j.1540-5414.2003.02292.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штайнер, Г. З., Барри, Р. Дж., И Гонсалвез, К. Дж. (2013). Может ли рабочая память предсказать эффекты интервала между целевыми объектами в P300? Внутр. J. Psychophysiol. 89, 399–408. DOI: 10.1016 / j.ijpsycho.2013.07.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штайнер, Г. З., Барри, Р. Дж., И Гонсальвез, К. Дж. (2016). Последовательная обработка и эффект интервала совпадения стимулов в компонентах ERP: исследование механизма с использованием множественной регрессии. Фронт. Гм. Neurosci. 10: 339. DOI: 10.3389 / fnhum.2016.00339

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тьюки, Дж. У. (1977). Исследовательский анализ данных. Менло-Парк, Калифорния: Аддисон-Уэсли.

Google Scholar

Фогель, Э. К., и Мачидзава, М. Г. (2004). Нейронная активность предсказывает индивидуальные различия в объеме зрительной рабочей памяти. Nature 428, 748–751. DOI: 10.1038 / nature02447

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фогель, Э.К., Макколлоу, А. В., и Мачидзава, М. Г. (2005). Нейронные измерения выявляют индивидуальные различия в управлении доступом к рабочей памяти. Природа 438, 500–503. DOI: 10.1038 / nature04171

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виккенс, Д. К. (2002). Прогнозирование нескольких ресурсов и производительности. Теор. Проблемы Ergon. Sci. 3, 159–177. DOI: 10.1080 / 14639220210123806

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йи, Д. Дж., Вудман, Г.Ф., Виддерс Д., Маруа П. и Чун М. М. (2004). Нейронная судьба игнорируемых стимулов: диссоциативные эффекты нагрузки на перцептивную и рабочую память. Nat. Neurosci. 7, 992–996. DOI: 10.1038 / nn1294

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юн, Дж. Х., Кертис, К. Э. и Д’Эспозито, М. (2006). Дифференциальные эффекты отвлечения внимания во время рабочей памяти на активность периода задержки в префронтальной коре и коре зрительных ассоциаций. NeuroImage 29, 1117–1126.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.08.024

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Занто, Т. П., и Газзалей, А. (2009). Нейронное подавление нерелевантной информации лежит в основе оптимальной производительности рабочей памяти. J. Neurosci. 29, 3059–3066. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.4621-08.2009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перерывы на работе убивают вашу сосредоточенность, продуктивность и мотивацию

«Эй! Могу я задать вам быстрый вопрос? »

Практически невозможно прожить рабочий день без хотя бы нескольких перерывов.Фактически, когда мы опросили сотни пользователей RescueTime, 98% заявили, что их отвлекали по крайней мере несколько раз в день , причем почти половина из них утверждали, что их отвлекают часто.

Перерывы убивают нашу продуктивность, отвлекают внимание и могут нанести ущерб нашей мотивации. Тем не менее, мы относимся к ним как к данности в сегодняшней рабочей культуре.

Как Джонатан Спира, автор Overload! Как слишком много информации опасно для вашей организации , объясняет, прерываний могут съесть 28 миллиардов потраченных впустую часов в год , что приведет к потере почти 1 триллиона долларов США.С. экономика.

Так почему же мы позволяем такому разрушительному, как прерывания, вторгаться в наш рабочий день? И есть ли способ спастись от них?

В прошлом месяце мы опросили сотни пользователей RescueTime, чтобы понять, насколько перерывы влияют на их рабочий день, какие перерывы труднее игнорировать и какие решения они пытались решить.

Вот что мы узнали:

51,5% людей часто прерывают в течение дня

Для половины людей, с которыми мы говорили, перерывы были постоянной угрозой их сосредоточению.Еще 46,5% заявили, что их отвлекают хотя бы несколько раз в день.

Сосредоточенность - один из наших самых важных ресурсов, но 98% из нас, кажется, не могут прожить день, не прерывая хотя бы несколько раз .

Личное общение по-прежнему является наиболее распространенным (и самым отвлекающим).

Вы могли подумать, что такие инструменты, как электронная почта или Slack, являются одними из самых распространенных прерываний рабочего дня, но наш опрос показал иное.Фактически, 64% людей сказали, что их наиболее частым отвлечением было личное отвлечение , как будто коллега заходит задать вопрос.

Что делает разговоры лицом к лицу особенно разрушительными, так это то, что мы не можем их игнорировать.

51,2% людей, с которыми мы разговаривали, сказали, что личные разговоры являются наиболее неотложными и их труднее игнорировать. (для сравнения, 50% людей сказали, что их регулярно прерывают электронные письма, но большинство согласились, что их легче всего игнорировать).

И те, кто работает из дома, тоже не всегда в безопасности. Если отфильтровать только людей, которые работают дома, мы обнаружили, что 43% заявили, что они также регулярно имеют дело с личными перерывами (в основном со стороны членов семьи или других людей в доме).

Мы делаем все возможное, чтобы защитить свой фокус

Когда дело доходит до того, чтобы избежать перерывов в работе, к сожалению, наше самое доступное решение - спрятаться от них.

48,5% людей, с которыми мы говорили, сказали, что они пойдут в «тюрьму для наушников» , чтобы подать сигнал о том, что они сосредоточены, и их нельзя отвлекать.

В то время как треть людей сказали, что им нужно физически отделить себя от коллег, если они не хотят, чтобы их отвлекали (например, закрытие двери в свой офис или работа вне комнаты для встреч).

Когда отвлечься от перебоев невозможно, большая группа людей заявила, что они целенаправленно начинают работать раньше или остаются допоздна, чтобы выполнить значимую работу, не отвлекаясь.

Тем не менее, прерывания случаются не только лично. Когда дело доходит до цифровых отвлекающих факторов, менее половины людей, с которыми мы говорили, изменили настройки уведомлений, чтобы они меньше отвлекали.При этом только 29% используют режим «Не беспокоить».

Перебои влияют на вас, работаете ли вы дома или в офисе

Одна из замечательных вещей, о которых многие говорят, когда дело доходит до работы из дома, - это то, что их не так часто отвлекают. Что имеет смысл. Когда вы не окружены коллегами, вы, , должны, , быть в состоянии сосредоточиться больше и работать более продуктивно.

Тем не менее, наше исследование показало, что, хотя ландшафт прерывания может выглядеть по-разному в зависимости от того, где вы работаете, никто не застрахован полностью.

Например, люди, которые работают из дома, менее склонны к постоянным перебоям по сравнению с теми, кто работает в офисе из 50 или более человек (43,6% против 55%). Кроме того, они гораздо реже жалуются на то, что их отвлекают от личного общения (80% против 43%).

Однако удаленные сотрудники имеют дело со значительно большим количеством телефонных звонков (58% против 18%) и одинаковым количеством электронных писем и мгновенных сообщений, что и офисные работники.

Никто не говорит о перебоях. Но почти все говорят, что они делают их менее продуктивными.

Наконец, мы хотели узнать, пытались ли люди найти решения для своих прерванных дней.

Наши результаты показали, что , хотя все согласны с тем, что перерывы в работе делают их значительно менее продуктивными, с ними практически невозможно справиться.

Большинство опрошенных нами людей заявили, что дошли до конца рабочего дня и считают, что ничего не достигли.

Тем не менее, только 13% сказали, что когда-либо говорили со своим начальником или коллегами о том, как справляться с перебоями .(И только из них сказали, что нашли какое-то разрешение.)

Как сообщил нам пользователь RescueTime Джордан Ярбро:

«Хотя во время разговора и после него было общее подтверждение, без реальной поддержки со стороны руководства ситуация быстро вернулась в прежнее состояние».

Как справляться с перерывами в работе

Понятно, что перерывы создают хаос в нашем сосредоточенном времени. Тем не менее, как и для любой другой культурной или коммуникативной проблемы, для них не существует универсального решения.

Однако, услышав от наших пользователей и прочитав советы других профессионалов, мы раскрыли несколько тактик, которые помогут облегчить эпидемию прерывания.

Шаг 1. Осведомленность

Многие люди говорили, что простое упоминание о том, что их отвлекают, помогло их коллегам лучше понять, как часто они заходили к ним или отправляли им сообщения. Такой уровень осведомленности помог им понять, что за то, чтобы кого-то перебить, нужно заплатить.

Тем не менее, вести этот разговор никогда не бывает легко.

Большинство людей любят прятать голову в песок, когда речь заходит о таких проблемах на рабочем месте, и говорят: «Так и есть». И чтобы закончить, важно говорить о рабочем месте, а не о человеке.

Как написал один респондент:

«Я всегда стараюсь подходить к этим разговорам таким образом, чтобы сосредоточиться на« Я хотел бы поделиться некоторыми идеями, которые у меня возникли в последнее время в отношении улучшения / оптимизации наших текущих рабочих отношений для повышения общей эффективности и результативности », а не« Привет » ! ты совершенно неуважительный и невнимательный придурок, когда ты все время меня перебиваешь! »

Один из способов сделать ваше дело более обоснованным - это использовать журнал прерывателя.Это основная таблица, которая поможет вам отследить, кто, когда и что вас прерывает.

Прерывание Дата и время Описание Действителен? Срочно?

После того, как вы зарегистрировали недельные перерывы в работе, проанализируйте их и посмотрите, что утомляет большую часть нашего времени. Можете ли вы решить эти проблемы прямо сейчас? Или они требуют, чтобы вы изменили некоторые из ваших рабочих привычек?

Шаг 2: Запланировать прерывания

После того, как станет ясно, какие перерывы больше всего отвлекают, большинство людей предлагает следующее: создать в течение дня «свободное от перерывов» время.Не имея определенных границ, другим трудно уважать ваше время.

Как пользователь RescueTime T.R. Дафф сказал нам:

«Я планирую взаимодействия, когда знаю, что они не будут работать. Например, во время обеда или во время перерыва я знаю, что могу получить то, что мне нужно, и это уже часть их рабочей нагрузки ».

Вот еще несколько советов наших пользователей о том, как с этим справиться:

  1. Выделите время для более сложных вопросов. Если для разговора требуется время, рекомендуется выделить определенное время.Таким образом, этот человек может подготовиться к этому и убедиться, что это работает в соответствии с его графиком.
  2. Решите, какой несрочный способ связи вы будете использовать. Не все прерывания одинаковы. И большинство людей, с которыми мы говорили, указанные электронные письма легче игнорировать, чем другие формы. Найдите, какая форма больше всего подходит вашим коллегам, и используйте ее, когда вам что-то нужно.
  3. Спросите, свободен ли кто-нибудь, прежде чем добираться до того, что вам нужно. Это кажется слишком простым, но просто спросить, доступен ли кто-нибудь перед тем, как приступить к задаче, можно избежать большинства личных перерывов.
  4. Установите «рабочие часы»: Если ваша работа связана с тем, чтобы быть доступным для других, чтобы задать вопросы, выделите определенное время, а не всегда рядом. Таким образом, люди знают, когда они могут прервать, и вы можете планировать свой день в зависимости от этих периодов.

Шаг 3. Переосмыслите способ общения (как при личной встрече, так и в Интернете)

Когда дело доходит до разговора, большинство прерываний связано с общением.

Проблема в том, что мы не обсуждаем и не устанавливаем ожидания в отношении того, как мы общаемся и реагируем друг на друга.Вы, наверное, думаете, что если кто-то задает вам вопрос, он должен быть срочным. Однако люди задают вопросы, когда думают об этом, а не потому, что это высокий приоритет.

Помимо сегментации времени, доступного для прерывания, важно изменить то, как ваше рабочее место думает о коммуникации. Ожидают ли коллег ответы сразу же? Вы просто выбираете самую простую форму общения (разговариваете, когда видите этого человека)? Или у вас есть правила и ожидания относительно того, когда и как люди должны взаимодействовать?

Как объясняет пользователь RescueTime Гленн Локвуд:

«На высоком уровне прерывания часто увеличиваются в результате более активного участия в проекте.Поэтому я говорю своему боссу, что мне нужно сократить свои обязательства, и мы сортируем приоритеты ».

Это вопросы, на которые вам нужно ответить в группе, и они будут зависеть от характера вашей работы. Но если они будут «работать сами», это неизбежно приведет к снижению производительности. Как объясняет пользователь RescueTime Мэтт Джонс:

«У меня никогда не было обсуждения, в котором требовалось бы конкретное решение конкретной проблемы прерывания. Но когда это обсуждается на групповых собраниях или один на один, мой аргумент сводится к следующему: «Вы платите мне за то, чтобы я думал, так зачем вам помещать меня в среду, в которой это трудно сделать?»

И это не только для личного общения.Для цифровых прерываний, таких как электронная почта и Slack, рассмотрите возможность создания единой технической политики - набора правил или руководящих принципов, касающихся того, как вы используете технологии, как люди должны взаимодействовать с вами, а также когда и как вы будете отвечать на сообщения на разных платформах.


Чтобы работать наилучшим образом, нам нужно уметь концентрировать внимание. А это означает защиту от постоянных перебоев. Тем не менее, немногие рабочие места действительно понимают, насколько серьезна проблема прерывания работы.

И хотя большинство из нас никогда не сможет работать в полной, целенаправленной изоляции.Нам действительно нужна небольшая помощь, чтобы сообщить другим, когда пора оставить нас в покое.

Что вы сделали, чтобы справиться с перебоями в работе? Дайте нам знать в комментариях ниже или в Твиттере.

6 потрясающих фактов о перебоях в работе и о том, что вы можете сделать

Перебои на работе - не новость. Однако в современном мире существует больше способов остановить чей-то поток мыслей, чем когда-либо прежде. Помимо случайного появления у вашего стола или рабочего места, он прерывает мгновенные сообщения, электронную почту, текстовые сообщения и звонки вам, иногда почти одновременно.Согласитесь, мы все были не только прерванными, но и прерывавшими его. Когда кто-то глубоко задумывается, его или его концентрация и умственная энергия должны быть направлены на выполнение поставленной задачи. Частые перерывы в работе не только убивают продуктивность, но и лишают вас энергии и разрушают удовлетворенность работой.

Ответственное использование инструментов повышения производительности

Вот парадокс: у нас есть всевозможные инструменты повышения производительности в духе сотрудничества. Но наше поведение и снижение уровня терпения для получения немедленной реакции могут создать эффект, противоположный тому, что мы хотим получить от этих инструментов.Я хочу прояснить: я не говорю, что инструменты повышения производительности плохие. Инструменты неплохие. В том, как мы ведем себя и используем эти инструменты, и есть проблема. Все мы знаем людей, которые стали безответственными, когда дело доходит до оценки, когда на самом деле является чрезвычайной ситуацией, чтобы кого-то прервать, и когда вопрос может подождать. Быстрый пинг «когда вы пришлете мне отчет?» сопровождаемые дополнительными быстрыми инструкциями, уводят работника от того, что он делает, что приводит к тому, что ему приходится возвращаться к своим мыслям.Прерыватель ожидает, что прерванный ответит сразу. В противном случае прерыватель часто прибегает к другим формам получения этого мгновенного ответа, не понимая, что прерванный может быть головокружительным мышлением, планированием, написанием, представлением или работой над тем самым результатом, о котором с тревогой спрашивает прерыватель.

Подумайте, прежде чем перебивать

Многочисленные исследования показали влияние частых перерывов в работе. Многие из этих исследований проводились до распространения социальных сетей и других технологий реального времени, поэтому было бы интересно количественно оценить, как все изменилось.Мы знаем, что продолжительность нашего внимания снизилась с 12 секунд в 2000 году до 8 секунд в 2013 году, что ставит нас ниже, чем у золотой рыбки. Я подозреваю, что влияние перерывов на работоспособность и здоровье, возможно, к настоящему времени еще больше усилилось, но без дополнительных доказательств давайте просто рассмотрим следующие факты:

  • Люди тратят на проект в среднем 11 минут, прежде чем их прервут. Согласно исследованию Калифорнийского университета в Ирвине, им требуется в среднем 25 минут, чтобы вернуться к тому состоянию, в котором они были до отвлечения внимания.
  • Согласно тому же исследованию Калифорнийского университета в Ирвине, сотрудников в кубах прерывают на 29 процентов чаще, чем сотрудников частных офисов.
  • Даже после 2,8-секундного перерыва участники исследования удвоили количество ошибок. И их количество ошибок утроилось после 4,5-секундного отвлечения внимания, сообщает журнал Journal of Experimental Psychology.
  • Сотрудники, которых часто отвлекают, сообщают о повышении уровня истощения на 9%, почти на 12% об увеличении утомляемости из-за рабочей перегрузки, говорится в Международном журнале управления стрессом .
  • В той же публикации говорится о 4-процентном увеличении проблем с физическим здоровьем, таких как мигрень или боли в спине, вызванных перерывами в работе.
  • По данным Basex Research, влияние перерывов на производительность, энергию и удовлетворенность работой сотрудников обходится в США примерно в 588 миллиардов долларов в год.

Есть много способов, которыми мы, нарушители, можем изменить свое поведение, чтобы сделать людей вокруг нас более продуктивными и менее тревожными. Начнем с самого фундаментального: подумайте, прежде чем перебивать. Задайте себе вопрос: действительно ли этот вопрос срочен? Что произойдет, если вы не получите ответ сразу? Хотели бы вы, чтобы кто-нибудь прервал вас тем же вопросом, когда вам нужно сосредоточиться?

5 способов восстановить вашу власть над прерываниями

Запланировать время фокусировки: Запланируйте «запретное» время фокусировки в своем календаре и охраняйте его. Вместо того, чтобы отвечать на каждое сообщение сразу и по отдельности, соберите воедино историю из различных сообщений и оцените их приоритет, прежде чем отвечать.Отвечайте за пределами вашего внимания.

Установите ожидания: Включите режим обмена мгновенными сообщениями в режиме «Не беспокоить» (или отключите его полностью) и сообщите людям, когда вы вернетесь. Или забронируйте комнату на два часа, чтобы поработать, и, опять же, скажите людям, когда они могут ожидать вашего возвращения. Когда я впервые говорю с ними об этом, люди обычно ахают от страха. Немедленно реагируя на каждое прерывание, вы научили прерывателя, что с таким поведением все в порядке. Потребуются время и усилия, чтобы переучить людей уважать ваше время без головы.

Используйте визуальные подсказки: Согласуйте с вашей командой общий знак, который будет использоваться в часы, когда вам не нужно отвлекаться, и возложите ответственность друг на друга за соблюдение этого времени. Наушники или красочная вывеска на столе или стене в виде куба - отличный способ сказать людям, находящимся подальше, о том, что вы недоступны.

Управление уведомлениями: Есть один вид прерывания, с которым вы всегда можете что-то сделать: прерывание самостоятельно. Выбирайте, какие уведомления вы будете получать, когда находитесь в зоне.Около 44 процентов участников исследования прерывали себя, а это означает, что, хотя мы обвиняем других в том, что они нам мешают, мы также виновны в том, что делаем то же самое с самими собой.

Пауза: Еще один тревожный факт заключается в том, что 73 процента прерываний обычно обрабатываются сразу, без учета приоритета. Если вас прервали, сделайте паузу. Запишите последнюю мысль в своей голове, последнее, что вы сделали, или подчеркните последнее прочитанное предложение, прежде чем поднять голову.Это поможет вам лучше удержать последнюю идею и упростит возвращение к ней.

Хотя в современных офисных помещениях есть комнаты для уединения со звуком, физического пространства недостаточно. Нам нужно выработать привычки, которые заставят людей чувствовать себя комфортно на некоторое время, чтобы сосредоточиться. И как прерванные, мы должны понимать, что у нас больше власти над срывами, чем мы думаем.

Петра Нейгер (f ) основательница Red Pantz, компании с устойчивой производительностью и сознательным лидерством, которая сочетает в себе ее уникальный опыт в области управления бизнесом в сфере высоких технологий и медицины разума.Она провела около двух десятилетий в корпоративной Америке на различных руководящих должностях, заболела и вернулась в школу, чтобы изучать аюрведическую медицину. Ред Панц объединяет свой опыт в области менеджмента и медицины, чтобы помочь руководителям и командам создать здоровую рабочую среду с лучшими бизнес-результатами. Методы Нейгера основаны на проверенной древней мудрости, смешанной с подтвержденной исследованиями современной наукой и десятилетиями реального опыта. Она имеет степень магистра делового администрирования и степень магистра аюрведической медицины, является сертифицированным практикующим аюрведическим врачом NAMA и сертифицированным учителем йоги.Для получения дополнительной информации посетите: www.redpantz.com

Изучение прерывания разговора

Все мы знаем это неприятное чувство, когда мы говорим о чем-то интересном и в середине предложения прерываемся: «Подожди, а что на ужин?» - птед.

Ученый из Стэнфорда Кэтрин Хилтон опросила 5000 носителей американского английского языка, чтобы лучше понять, что влияет на восприятие людьми перебоев в разговоре (Изображение предоставлено: L.А. Цицерон)

Но действительно ли это было прерыванием? Согласно новому исследованию Кэтрин Хилтон, докторанта лингвистики из Стэнфорда, перебивает ли один человек другого или нет, зависит от того, кого вы спрашиваете.

«То, что люди воспринимают как прерывание, систематически меняется в зависимости от говорящего и речевого акта», - сказал Хилтон, который также является научным сотрудником присужденной премии Гебалле в Стэнфордском гуманитарном центре. «Собственные разговорные стили слушателей влияют на то, интерпретируют ли они одновременный, перекрывающийся разговор как прерывистый или кооперативный.У всех нас разные мнения о том, как должен проходить хороший разговор ».

Используя набор тщательно контролируемых аудиоклипов со сценариями, Hilton опросила 5000 носителей американского английского языка, чтобы лучше понять, что влияет на восприятие людьми отвлекающих факторов. Она попросила участников прослушать аудиоклипы, а затем ответить на вопросы о том, выглядят ли выступающие дружелюбными и заинтересованными, слушают друг друга или пытаются перебить.

Хилтон обнаружила, что носители американского английского имеют разные стили разговора.Она выделила две отдельные группы: динамики с высокой и низкой интенсивностью. Ораторы с высокой интенсивностью, как правило, чувствуют себя некомфортно в моменты молчания во время разговора и одновременно считают разговор признаком заинтересованности. Ораторы с низкой интенсивностью считают одновременную болтовню грубым и предпочитают, чтобы во время разговора люди говорили по одному.

Hilton также обнаружила гендерное неравенство среди участников опроса. Слушатели-мужчины с большей вероятностью рассматривали женщин, которые прерывали выступления другого выступающего в аудиоклипах, как более грубых, менее дружелюбных и менее умных, чем мужчины, которые прерывали их.

Разговорные стили и гендерные предубеждения

Предыдущие исследования прерываний были в основном сосредоточены на анализе записей естественных разговоров. Но их результаты нельзя было обобщить, потому что каждое исследование определяет прерывание по-своему, сказала Пенни Эккерт, профессор лингвистики из Стэнфорда.

«Эксперимент Кэтрин действительно развенчивает само понятие прерывания», - сказал Эккерт.

Перейдите на веб-сайт для просмотра видео.

Алекс Шашкевич и Кэтрин Хилтон

Кандидат в докторантуру Стэнфордского университета Кэтрин Хилтон изучала, как люди воспринимают прерывание разговора.Она обнаружила, что на это восприятие влияет собственный стиль разговора слушателя, а также пол.

Например, когда женщина заявляет о себе в разговоре с мужчиной, это говорит или мешает? В то время как другие исследования показали, что женщины, как правило, воспринимаются более негативно, чем мужчины, если они говорят или прерывают разговор, прежде никто не измерял это восприятие количественно, сказал Эккерт.

«Гендерные способы разговора и интерпретации имеют значение, и они имеют множество последствий, в том числе политические», - сказал Роб Подесва, доцент кафедры лингвистики и консультант Hilton.«Исследование Кэтрин показывает, что существуют систематические гендерные различия в том, как мы интерпретируем прерывания. Осознание этих различий может быть первым шагом в понимании того, как с ними бороться в будущем ».

Различия в стилях разговора стали очевидны, когда участники прослушали аудиоклипы, в которых два человека говорили одновременно, но соглашались друг с другом и не отклонялись от темы, сказала Хилтон.

Группа с высокой интенсивностью сообщила, что разговоры, в которых люди говорили одновременно при выражении согласия, были не прерывистыми, а более дружелюбными, чем разговоры с паузами между речевыми поворотами.Напротив, группа с низкой интенсивностью воспринимала любое количество одновременной болтовни как грубое прерывание, независимо от того, что говорили ораторы.

«Однако эти две категории представляют собой крайности в спектре», - сказал Хилтон. «Другими словами, большинство людей, вероятно, находятся где-то посередине между двумя стилями разговора».

Hilton также обнаружила значительную гендерную предвзятость среди участников исследования, когда они слушали аудиоклипы, которые почти все участники считали очень прерывающими.В этих клипах собеседники не просто говорили одновременно с другим оратором, но также меняли тему разговора или повышали голос.

Слушатели-мужчины с большей вероятностью сочли прервавшуюся женщину-оратора более грубым, менее дружелюбным и менее умным, чем если бы перебивающий был мужчиной, хотя и мужчины, и женщины-ораторы исполняли идентичные сценарии в аудиоклипах, сказала Хилтон.

Однако слушатели-женщины не проявили значительного предубеждения в пользу говорящих-женщин или мужчин.

«Обнаружение этой гендерной предвзятости было не столь удивительно, как ее масштабы и тот факт, что это изменило восприятие интеллекта женщины-говорящего, которое мы не думаем как связанное с прерываниями», - сказала Хилтон.

Понимание человеческого взаимодействия

Хилтон интересовалось, как хорошо работают разговоры, до того, как она начала изучать лингвистику. Она описала свою семью как невероятно разговорчивую, поэтому повзрослев, она привыкла к интенсивному разговору.

«Во время семейных посиделок все говорили одновременно, и это могло стать довольно хаотичным», - сказала Хилтон.«Мне нужно было понять, как сориентироваться в этом, и мне всегда было интересно, кто и когда будет говорить. Кто может рассказать свои истории и мнения? А кто нет? Меня восхищает то, как люди могут справляться со всей этой сложностью без каких-либо явных правил для разговора ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *